Поэзия, проза Живопись, графика, дизайн Музыка Кино, анимация, фото и видео
   Поэзия и проза, музыка, кино и анимация, живопись и графика, дизайн, фото - все это на Творческом сервере!
Для творческих людей,
этих Странников
и пришельцев на земле...
Статьи | Критика | Акции | Промоушн | VIP | Каталог | Форумы | Галерея
О нас
Авторам | Авторское право | Философия
Персональные творческие страницы
Каталог сайтов, коллективов, фирм
  Поиск:   
   Разделы сервера
  Главная
  Web-журнал
  отправить
  архив публикаций
  разделы
  Избранное
  Галерея
  Форумы
  Наш каталог
  добавить
  Словарь
  Опросы
  Пользователи
  Баннеропоказы
  Контакты
  Партнеры
  Наши друзья

   Реклама

   Реклама
Новости Украины. Украина сегодня

Женский портал. Женские истории Английский язык Оксфорд

Транспортные новости
Портал AdverMAN
Главные новости культура
Источник: Расписания транспорта
Новости Евро-2012
Расписания автобусов. Новости
Расписания самолетов. Новости
Расписания поездов. Новости
Автобус в Европу
купить билет на автобус в Европу
купить билет на самолет

   Кто сейчас на сайте
» 1: Гости
» 0: Пользователи

Вы гость здесь.
+ регистрация

   Избранное

Показать / Спрятать
 
Показать / Спрятать
Отправлено ArtAdmin Включено 22.4.04 21:55 ( 4526 прочитано )

Андрей Мирошниченко

Не теряйте надежды!

Утреннее море с высоты птичьего полета было непередаваемо прекрасным. Спокойная голубая вода постепенно таяла в белесой невесомой дымке, ближе к горизонту превращаясь в саму эту дымку. Бездонное голубое небо там, в загадочном далеке, постепенно растворялось в тумане моря, незаметно для глаз переходя в водную гладь.

Собственно, никакого горизонта не существовало. Я словно висел в центре сказочного мира в начале всех времен. Казалось, еще не существует ничего, что способно было бы нарушить этот покой, эту гармонию и чистоту. Казалось, что не родилось еще само Время. Поразительное ощущение!

Но вернемся к нашему делу. Уже давно родилось не только время. Уже не одна сотня поколений людей родилась с тех пор, как человечество вышло в Дальний Космос. И, к сожалению, не одна сотня первопроходцев отдала свои жизни в обмен на жгучую страсть к неизведанному. Хорошо это или плохо? Я думаю, не существует ответа на этот вопрос. Это больно. И это прекрасно. Это удивительно. Это торжественно и лирично. И это порой настолько загадочно, что понимание отступает на второй план, пропуская вперед веру. Веру и надежду.

Я стою на балконе библиотеки Центра исследований Дальнего космоса. Здесь, на высокой скале над морем, особенно остро ощущаешь всю мощь мироздания и всю возвышенность человеческих устремлений вперед, к новым мирам. И справедливость призыва: “стремясь раскрыть загадки природы, сначала познай себя, человек!”

Итак, я возвращаюсь к своей работе, в кабинет с библиотечным проектором и уютной обстановкой “под старину”. Для моих исследований особенно интересен вот этот случай.

Это произошло шестьдесят лет назад.

Автоматический экскурсионный лайнер рейсом на Марс заканчивал первую часть своего полета. На борту были первоклашки одной из земных школ во главе с учительницей-куратором. Это был обычный рейс среди сотен других, и ничто не предвещало беды.

Но случилось то, чего меньше всего ожидали. По статистике, такое может случиться раз в тысячу лет. И от этого пока нет спасения.

На подступах к Марсу проявилось Веретено. Такого никогда не было в пределах Солнечной системы!

Неведомое, неподдающееся изучению образование в виде белесого, мерцающего во тьме веретена длиной в сотни километров возникает в пространстве словно ниоткуда, как бы “проявляется” в нашем мире, а спустя какое-то время бесследно “растворяется” в космосе. Веретено состоит из отдельных белесых сгустков, непрерывно меняющих свои очертания, которые четко держат свой строй, образуя “поверхность” и оставляя внутреннюю часть Веретена “пустой”. Еще никому не удавалось хоть каким-нибудь образом воздействовать на Веретено, а уж тем более пробиться внутрь этого образования в промежутках между сгустками.

Но когда Веретено “проявляется”, горе тому, кто волею случая окажется заключенным внутри Веретена. Ибо оно движется! И движется, не подчиняясь законам нашей вселенной! Веретено легко пролетает сквозь планеты, звезды. Оно движется по своему непонятному маршруту. А то, что попало внутрь Веретена, движется вместе с ним. Веретено никак не воздействует на обьекты, сквозь которые оно проходит. Но звездолет-пленник разбивается о поверхность планеты или сгорает в чудовищном пламени звезды.

Попавшему внутрь Веретена никто не может помочь. Ему остается молиться о том, чтобы путь Веретена проходил в чистом пространстве и оно поскорее растворилось и не унесло свою добычу за сотни парсеков.

Никто не знает, то это за явление – Веретено. Ученые лишь предполагают, что это – отголоски неведомых нам событий, происходящих в неизвестных измерениях или вселенных.

Веретено у Марса проявилось вокруг школьного лайнера. У диспетчеров межпланетного движения наступил шок. Ситуация была внештатнейшей из внештатных!

Я остановил объемное кино над поверхностью проектора и подошел к двери на балкон. Дымка над морем рассеялась. Ее разогнал поднявшийся ветер, который принес с собой тревожные облака. Море покрылось рябью и потемнело.

Все вокруг словно бы разделяло мою тревогу. Порыв соленого ветра ворвался в комнату и затих где-то в дальнем углу, оставив пряный запах водорослей. Я закрыл дверь и вернулся на свое место.

Объемные картинки побежали своим чередом.

Вот сообщения информагентств. Вот перепуганные лица родителей школьников. Вот широко открытые и полные слез глаза учительницы. Эти кадры облетели весь обитаемый космос. Ей девятнадцать лет. Это ее первая экскурсия. Она почти беззвучно шепчет: “Не теряйте надежды. Мы вернемся...”

Все понимают, что можно только ждать. И сопровождать Веретено, сколько возможно.

Эскорт из двенадцати фрегатов вместе с Веретеном благополучно покидает солнечную систему перпендикулярно плоскости эклиптики. Тогда казалось, что не все еще потеряно.

Ресурсов жизнеобеспечения экскурсионного лайнера хватит на полгода. Прошел месяц.

Вот тревожные сообщения командира эскорта. Погиб первый фрегат. Они и Веретено идут рывками: то на предельной скорости, то висят в пространстве. Уже зашли очень далеко.

Вдогонку снаряжают экспедицию из шести крейсеров. Они возвращаются ни с чем. Весь эскорт погиб. Веретено ушло неведомо куда. Вместе с пленниками.

Похороны останков членов эскортной группы. Траур. Словно над всем миром – глаза учительницы. И тихие слова: “Не теряйте надежды. Мы вернемся...”

За окном стемнело. Ветер неистово хлещет косым дождем в окна библиотеки. Далеко внизу на воде пенятся буруны, рассерженное море вновь и вновь кидается на скалы, взметая фонтаны соленых брызг. Ударила молния. Надвигается шторм.

Бессильная сила. Что может быть обиднее? Вся мощь цивилизации оказалась бесполезной.

+ + +

Сколько времени прошло, пока наконец Веретено “растворилось”? Семь месяцев или больше?

Давно погас свет. Покрытые инеем стены едва отражают свет далеких холодных звезд. Надолго ли еще им хватит воздуха?

Ее зовут Энни. Ей двадцать лет. Она давно изрезала кухонным ножом все кресла, ковры и утеплители перегородок, чтобы хоть как-то укутать и согреть тридцать изможденных детей. Сейчас они спят. Она прислушивается к каждому звуку в темноте и старается меньше дышать. Ей снится теплое море. Она долго плавала в ласковой лазурной воде. Сначала кролем, потом брассом, до изнеможения. Пора выходить на берег. Она выходит на теплый песок и идет к дому. На кухонном столе огромный яблочный пирог источает невероятные ароматы. Скоро начнут приходить гости. Ведь у нее сегодня день рождения. Двадцать лет.


– Энни! – это мама зовет. – Энни, проснись!

Проснуться?

– Энни!

Мужской голос. Это отец шутит? Солнце. Ослепительный свет. Почему вокруг так темно?

+ + +

Я сделал хороший глоток горячего кофе и отставил кружку. Ну вот, сразу стало легче.

Его имя – Сэм Миллер. Одинокий волк Дальнего космоса, он уже второй год бороздил окраины галактики на своем дальнем галактическом разведчике “Красавец Сэмми”. Он уже собирался делать маневр для выхода на позицию последнего гиперброска “координаты Икс – ворота Солнце-1”, когда его “Красавец” поймал своими сканерами некий объект, – и Сэм не поверил своим глазам.

В его ушах гулкими ударами звучал пульс, как будто некое божество кувалдой било по чугунной вселенной, отсчитывая мгновения чьей-то угасающей жизни. Быстрее, еще быстрее.
Если бы сейчас Сэм участвовал в чемпионате по скорости и качеству швартовки, он поставил бы рекорд галактики.

Вскоре наружная дверь экскурсионной посудины рухрула под мощными ударами, и внутрь ворвался огромный бородатый бог варваров, волоча за собой тяжеленные сундуки, прорезая тьму ослепительными лучами и оглашая замогильную тишину свирепым рыком. Захватив территорию и установив порядок согласно своему свирепому нраву – свет, тепло и кислород, бог варваров грозно осмотрел своих новых подданных и объявил, что его зовут Сэм Миллер, и что теперь все будет хорошо.

Сэм был настоящим исследователем Дальнего космоса. Энциклопедически образованный, действительный член шести академий наук, теоретик и практик, он, конечно же, в совершенстве владел вопросами выживания и помощи пострадавшим в экстремальных условиях. Так что уже через две недели Энни и дети стали похожи на людей и смогли самостоятельно передвигаться.

Когда Сэм заметил в глазах Энни немой тревожный вопрос, они заперлись от детей в носовом отсеке и долго говорили.

Да, он знает, что они находятся слишком далеко, и помощи ждать неоткуда. Да, он знает, что гиперпрыжок может осуществить только корабль Сэма, и что комплектов жизнеобеспечения для такого прыжка есть всего шесть. Да, он знает, что при отсутствии здесь гипер-ворот прыгнуть туда и назад можно, а вот потом найти экскурсионный корабль практически нереально за время, пока не израсходуется запас имеющейся энергии для жизнеобеспечения на его борту. Да, он все это знает, но у него есть одна идея.

– Тогда командуй, Сэм. – твердо сказала Энни.

+ + +

Они смоделировали ситуацию на компьютере. Похоже, что все получится.

И принялись за работу.

Они научились понимать друг-друга без слов. Целый месяц они резали и пилили, клеили, варили и паяли, от непосильного труда темнело в глазах и на губах появлялся привкус крови. Три комплекта скафандров протерли до дыр и только слабо улыбались, глядя, как два состыкованных корабля превращаются в один странного вида паровоз, и как из подножного материала вырастает неуклюжая система жизнеобеспечения гиперпрыжка на двадцать шесть человек.

Целый месяц они жили душа в душу. Работа до обморока, до кровавого пота. Так родилась любовь. Месяц непосильного труда – это был их медовый месяц. Тридцать полуголодных оборванных детей – это были их дети. Малыши помогали им, чем могли. Странная семья в страшных холодных глубинах вселенной.

Они были счастливы. Они думали, что у них все получится. Ведь она помнила свое обещание: “Не теряйте надежды. Мы вернемся...”

А потом они смоделировали путь домой по реальному результату своей работы. Девяносто девять шансов из ста, что они все погибнут. Перепроверили все десять раз. Нет надежды. Можно бы рискнуть, но ведь дети...

Словно вся вселенная навалилась на них своей тяжестью. Нет надежды...

+ + +

Я остановил кино, созданное по материалам видеозаписи системы жизнеобеспечения корабля, и подошел к окну. А там уже не было ни верха, ни низа. Страшная буря бесновалась снаружи. Стены воды наваливались то снизу, то сверху, но уже не на стекло – на голубоватую прозрачную дымку силового экрана.

“Очень серьезный шторм. – подумал я, допивая уже холодный кофе. – Библиотека начала активную защиту. Бывало ли, что буря оказывалась сильнее?” Одна мысль об этом заставила поежиться.

+ + +

Тогда Сэм пошел в свою каюту и не выходил оттуда трое суток. Энни стало страшно. Она робко постучала. Никакой реакции. Попробовала открыть дверь. Ничего не вышло.

Еще через час вышел Сэм. Черный, как туча. И объявил о своем решении. Страшном решении.

Итак, его решение окончательно и обжалованию не подлежит.

Они снимают с корабля все, что не содействует главной цели – прыжку домой. Системы навигации, разведки, безопасности, лабораторию, медотсек, собранные за два года образцы, обычные двигатели и лишние корпусные детали. Каждая единица энергии расходуется на гипердвигатель и систему жизнеобеспечения и никуда больше. Сэм остается на спасательной шлюпке. Не возражать!

В этом случае есть около двадцати процентов на успех.

+ + +

Прошел еще месяц упорного труда. Для Энни это был тяжелый месяц. Только мысль о том, что нужно спасти детей, хотя бы попытаться сделать это, заставляла ее работать. На себя ей уже давно было наплевать.

В первые дни после своего решения Сэм по привычке пытался было шутить, но, видя как все больше мрачнеет от его шуток Энни, стал все больше молчать. Их отношения не стали более холодными. Наоборот. Просто теперь они выражались иначе: полусловом, полувзглядом, полуприкосновением. Отношения стали не только теплее, но и пронзительнее, трагичнее. Они каждый день словно прощались навсегда, и словно хотели прожить каждый день всю оставшуюся жизнь вместе. Снова и снова. И каждый день работали, как не работал до них никто. Кто знает, откуда брались силы...

И только когда они закончили свою работу, и компьютерная модель показала, что – да, есть двадцать шансов из ста на успех, Энни не выдержала. Она билась в истерике и кричала, что ей всего двадцать, что она женщина, что она раз в жизни встретила человека и почему она теперь должна просто уехать, что это дискриминация и что она им всем покажет. Она швыряла предметы и крушила все вокруг, и вероятно, случайно убила бы Сэма или себя, но вдруг села на пол и тихонько заплакала.

А Сэм, успокоив детей, принялся отпаивать ее чаем по своему рецепту и сам пару раз украдкой смахнул предательскую слезу.

И вот наступил день прыжка.

Это не было киномоделирование. Это реальные кадры внутренней видеосьемки корабля. Не знаю, забыли ли они выключить камеры, или им уже было все равно?

Получилось кино для взрослых. Нет, неправильно. Это получился великий фильм о любви невероятной, прекрасной и трагической. Они любили друг друга так сильно и так нежно, и в то же время так яростно и исступленно, что спустя пятнадцать минут хотелось смеяться и плакать одновременно, ибо приходило понимание того, что в эту самую минуту происходит начало и конец их жизни, а значит и твоей тоже; что это вечный танец о смешном и трагическом, о великом и ничтожном, о надежде и безысходности, о вере и безверьи; что горят и сгорают дотла все миры – от грубого до самого тонкого; что это есть сама Любовь, без которой нет ничего и не будет ничего.

Когда все кончилось, она сказала:

– Я не хочу расставаться с тобой никогда. Слышишь? Сделай что-нибудь, я тебя очень прошу!

– Хорошо, –улыбнулся он в ответ, –все будет хорошо. Обещаю.

+ + +

Когда странное сооружение исчезло во вспышке гиперпространственного прыжка, Сэм лег на койку в спасательной шлюпке и закрыл глаза. Этот момент и все, что произошло потом, четко запечатлен на видеозаписи.

Через пять минут в отсеке вдруг усилилось освещение. Откуда свет? Все ярче и ярче. Все тело Сэма начало излучать свет! Все сильнее и сильнее. Медленно, но неуклонно, в той же позе, в которой лежал все это время, Сэм стал подниматься вверх. Вот он завис над поверхностью кровати и замер неподвижно. Лицо! Разве это его лицо?! Свет становится все ослепительнее. Бело-голубая вспышка – видеокамера окончательно ослепла.

+ + +

Я вызываю на проектор один за другим отчеты експертов. Все выводы говорят о том, что составной корабль не мог донести свой живой груз до места назначения. Колонки цифр, графики, схемы. Технически невозможно. Технически невозможно. Невозможно.

А я вспоминаю глаза Энни: “Не теряйте надежды. Мы вернемся...”

И я вспоминаю светящееся ослепительным светом лицо Сэма. Разве это было его лицо?


Как же им это удалось? Какими силами? Какой верой?

“Все будет хорошо. Я обещаю.”

+ + +

Энни живет недалеко отсюда. В том бело-голубом домике на берегу моря. На стенах висят картины. Их нашла спасательная экспедиция на одном из оледенелых спутников затерянного на окраине галактики остывающего красного солнца. Экспедиция искала Сэма Миллера. И нашла. Точнее, не самого Сэма. Его шлюпку. И надувной спасательный иглу. В домике в самом сердце ледяной пустыни люди нашли коробку с дисками отчетов об экспедиции. На ящиках вдоль стен были живописно расставлены контейнеры с буйно разросшимися оранжерейными растениями. А еще люди нашли там картины. Удивительные картины.

Я вижу, как это было.

Огромное и холодное красное солнце медленно садится за ледяной горизонт мертвого мира. А за прозрачной стеной надувного домика яркими, солнечными красками Сэм пишет теплое бирюзовое море, горячий желтый песок и зеленое, такое живое, деревце на берегу.

Удивительно живые картины.

+ + +

В дом пожилой леди на берегу моря раз в год приезжают люди. Мужчины и женщины. Каждый раз они заказывают один и тот же флаер-такси. На тридцать мест. О чем они говорят целый день? Наверное, о каких-то своих делах. О жизни.

А еще у Энни есть взрослый сын. Пилот пассажирского звездолета. Конечно же, как только получается перерыв между рейсами, Сэм старается приехать к матери.

Удивительное дело, но Хелен, девятнадцатилетняя дочь Энни, поразительно похожа на Сэма. Того Сэма. И при этом она необычайно красива.

Конечно, сейчас люди живут долго. Но такой поздний второй ребенок, как Хелен... Такое встретишь нечасто.

Как то раз один глуповатый молодой журналист спросил у Энни в интервью для своего журнала:

– Извините, мэм, почему Ваша дочь так похожа на Сэма Миллера? Ведь Вы только один раз встречались с ним там, на краю галактики!

Пожилая леди удивленно подняла бровь:

– А Вы уверены в этом, молодой человек?

Что ж, когда речь идет о Сэме и Энни, я, ученый-исследователь, готов поверить во что угодно.


© Андрей Мирошниченко, 1991



Все публикации этого автора »

 
 

 
Родственные ссылки

· Другие работы раздела
» Фантастика

· Опубликовано:
» ArtAdmin


Самое читаемое из раздела Фантастика:
· Картина

Последнее из раздела Фантастика:
· Тристесса

Перевести произведение в страницу для печати  Послать это произведение другу





Реклама:

Copyright © AdverMAN.com, 2000-2011  All rights reserved
 
   Продвижение: MASTER     Сайтостроение: A.V.M. Studio

AdverMAN directory. Каталог сайтов Украина сегодня. Новости        
SEO-каталог AdverMAN Дизайн. Web-дизайн AdverMAN network