Поэзия, проза Живопись, графика, дизайн Музыка Кино, анимация, фото и видео
   Поэзия и проза, музыка, кино и анимация, живопись и графика, дизайн, фото - все это на Творческом сервере!
Для творческих людей,
этих Странников
и пришельцев на земле...
Статьи | Критика | Акции | Промоушн | VIP | Каталог | Форумы | Галерея
О нас
Авторам | Авторское право | Философия
Персональные творческие страницы
Каталог сайтов, коллективов, фирм
  Поиск:   
   Разделы сервера
  Главная
  Web-журнал
  отправить
  архив публикаций
  разделы
  Избранное
  Галерея
  Форумы
  Наш каталог
  добавить
  Словарь
  Опросы
  Пользователи
  Баннеропоказы
  Контакты
  Партнеры
  Наши друзья

   Реклама

   Реклама
Новости Украины. Украина сегодня

Женский портал. Женские истории Английский язык Оксфорд

Транспортные новости
Портал AdverMAN
Главные новости культура
Источник: Расписания транспорта
Новости Евро-2012
Расписания автобусов. Новости
Расписания самолетов. Новости
Расписания поездов. Новости
Автобус в Европу
купить билет на автобус в Европу
купить билет на самолет

   Кто сейчас на сайте
» 1: Гости
» 0: Пользователи

Вы гость здесь.
+ регистрация

   Избранное

Показать / Спрятать
 
Показать / Спрятать
Отправлено ArtAdmin Включено 22.4.04 21:37 ( 4898 прочитано )

Владимир Лидин

ЛЕПЕСТКИ РОЗ НА АСФАЛЬТЕ. Книга вторая. Звездный Дилижанс

Поэма в прозе

Звездный Дилижанс
В звездные поля
Унесет твою печаль

Пролог

Эти странные картинки ярко светились в темноте, переливаясь разными красками. Никто не знал об их создателях, об этом не принято было говорить вслух. Картинки привозили Купцы, обменивая их на продукты и лошадей, картинки передавали из рук в руки, хранили на дне самых крепких сундуков в самых темных кладовых.

Кин с детства любил перебирать их в руках и то, что было на них нарисовано, волновало его сильнее, чем других, но никто не мог дать ответа на его вопросы.
Однажды в округу, где жил Кин, приехал караван Купцов. Купцы расположились табором на краю селения и вся малышня сбежалась к ним глазеть на чужестранцев и слушать небылицы. Конечно же, пришел и Кин. Старшим среди Купцов был Гринхайм, бородатый мужчина с внимательными глазами в расписном кафтане.
Кин обратился к нему:
- Скажите, уважаемый, у кого я могу спросить про те картинки, которые привозят достопочтенные купцы?
- Зачем тебе это нужно знать? - поднял брови Гринхайм
- Просто я хотел бы узнать, уважаемый, просто потому что я очень хотел побольше узнать про тех, кто их сделал, - ответил Кин.
- Чтобы много знать, нужно многое уметь, - нахмурил брови Гринхайм, - однако, я вижу, что ты, о, отрок, весьма многое можешь постичь. Но не сегодня. Подожди со своим вопросом, пока не будешь готов принять ответ.
- Когда же я буду готов, о уважаемый, - спросил Кин, - да простит уважаемый мою назойливость?
- Может быть, завтра - уклончиво ответил Гринхайм, - или послезавтра. Приходи к нам еще. Попозже.
Караван собрался в путь через несколько дней. Купцы навьючили свой груз на лошадей, собрали палатки и выступили в дорогу поздним вечером, когда все жители в округе уже спали.
Один Кин не спал. Он, вооружившись биноклем ночного видения, спрятался в кустах и наблюдал за сборами, а потом следовал неотступно за караваном, скачками перебираясь от одной кучки кустов к другой.
Через некоторое время купцы остановились передохнуть и развели костер. Кин сидел в кустах, стараясь не дышать, и наблюдал. Тут-то он и попался: послышался голос Гринхайма: "А что мы будем делать с этим молодым человеком, который спрятался вон в тех кустах", - и указал рукой прямо на Кина.
- Возьмем его с собой, - раздались голоса купцов, - он уже давно за нами ходит.
- Ну что ж, - улыбнувшись, сказал Гринхайм, - выходи.
Кин вылез из кустов и направился к костру. Гринхайм обернулся и махнул рукой. Костер чудесным образом потух, и даже не было видно ни дымка. Все купцы незаметным образом встали и были собраны в дорогу.
- Пойдем с нами, - сказал Гринхайм и еще раз махнул рукой. Где-то в десяти шагах вдруг появилось странное золотое свечение в виде прямоугольника в рост всадника, внутри которого зияла черная Пустота.
- Это Дверь, - иди за мной, - сказал Гринхайм Кину и нырнул в Пустоту. За ним потянулись и остальные купцы с лошадями, навьюченными поклажей.
Кин, зажмурив глаза, шагнул в золотой прямоугольник...


Моя певица

СЫПАЛ СНЕГ НЕСЛУЧАЙНО*

У тебя усталый вид. Ты уже не так юн, как раньше. Хотя и не сказать, что особенно стар, напротив. Даже и не совсем чтобы зрел.
Наверное, тебе не хватает меня.
Женской половинки.

ЭТО Я ЗАМЕТАЛ СЛЕДЫ

Тебе всегда не хватало этого. Признанный факт, не так ли.
О, нет, я вовсе не жестокосердна, и даже стараюсь не язвить. Ничего подобного.
Включи радио. Почему ничего не слышно. Один шорох.
Пустота.
Радиостанция молчит, обесточена.

ОН ТАКОЙ НЕСЛАДКИЙ

В треске радиоэфира слышны чьи-то позывные, какие-то далекие голоса. Морзянка. Точки, тире, точка. Снова тире.
Эфир - это такая идея. Мы сами мало в чем от него отличны. Эдакие сгустки мыслящего тумана, питающие иллюзию существования.

СОВСЕМ НЕ КРАСНЫЙ

В пустоте совсем нет одиночества. Это так просто. Нет боли. Нет грусти. Нет печали.
Нет радости?
Но что есть радость, как не оборотная сторона печали?
Oh, my God!

НАВЕРНО, КАК ТЫ

В эфире нет молчания. Есть чьи-то голоса.
Когда-то те, кто отправил свои голоса в далекое путешествие, умрут, и след их исчезнет на земле. Но голоса будут продолжать лететь миллионы и миллионы световых лет, распадаясь в пути на все более мелкие частицы.

ЗАМАНИЛИ В АФИШИ

И самая маленькая из них когда-нибудь достигнет ЕГО.
Тоже реализация.
…Только неправда все это.
Почему неправда?
Потому что ты-то пока еще есть. Пока еще здесь.

ПРИСТРЕЛЯЛИСЬ, И В ТЕМНОТЕ

И я с тобой здесь. Твоя экс-половинка. Почему экс? А потому. Потому что кончается на у.
Ты мне изменил с другой.
Ты так давно со мной не говорил.
Ты вечно занят собой, самодовольный сноб.
И ты еще осмеливаешься надеяться, что все еще впереди?

МЫ ПОЕДЕМ В ГОРОД

Ты еще думаешь, что у нас все впереди?
Извини, дорогой, ты уже спрыгнул с подножки.
Поезд ушел.
И ты в степи один.
Только степь да степь кругом.

БУДЕТ ВСЕ СЕРЬЕЗНО

И ветер. Он швыряет в лицо крупинки мокрого снега.
Как ни странно, следы.
Не автомобиля.
Это следы лошади и длинными полосами - саней.
Это санный путь, бэби.
Это твоя дорога.

ТЫ ЕСЛИ СДАШЬСЯ, ТО МНЕ

Нет. Я пошутила.
Это такая виртуальная шутка.
Мы стоим в тамбуре и курим.
Виртуально курим. За окном тамбура вагона проносятся снежные пейзажи. Вагон сотрясает стук колес о стыки рельсов. Вагон качает, потому что рельсы уложены неровно.

СЫПАЛ СНЕГ НЕ СЛУЧАЙНО

Вот тебя качнуло, и ты, не удержавшись, шагнул ко мне.
Наши глаза встретились.
Вот она, долгожданная встреча.

ЭТО Я ЗАМЕТАЛ СЛЕДЫ

Невинный поцелуйчик. Ничего особенного. Чего это я покраснела? Ничего подобного.

ЭТО Я

Ехать еще долго. Нам с тобой.

ЭТО Я

Ты не думай, что я всю дорогу буду молчать.
Я тебе еще надоем.

ЭТО Я

Ладно. Давай сюда рукопись.

ЗАМЕТАЛ СЛЕДЫ

Что-нибудь придумаем…

(* отдельное спасибо Илье Лагутенко и группе «Мумий Тролль». Остальные тексты - автора)


Сеть.

"И тень сомнения лишь коснулась Меня когда я утром ранним Герой из неизвестной сказки Шагнул за призрачную стену И в той степи стоял я долго Привыкнуть к странному виденью не мог Но спутник мой любезный Купец Гринхайм меня утешил Словами буднично простыми Идем сказал он Кин за караваном Купцов друзей моих надежных И путь далекий был мне странен И наяву там довелось мне. Увидеть яркие картинки О чем мне даже не мечталось..."
А потом был долий процесс обучения. Чтовы стать купцом, необходимо обладать так называемыми Сиддхами - феноменальными способностями, которые необходимы для успешного Перехода. Всегда нужно держать ситуацию под контролем - объяснил мне Гринхайм. Кроме того, нужно постоянно держать связь с собственным подсознанием, - как выяснилось, у каждого живого существа есть так называемые Романтические Cвязи, и если одна из таких связей прорвется из подсознания в момент Перехода, то он станет неконтролируемым, что может привести к непредсказуемым последствиям.
Искусство купца - это искусство контролируемого Перехода из одного мира в другой. Никто уже не помнит, кто создал эту Сеть подпространственных туннелей между мирами, какая древняя цивилизация сподобилась создать подобное, но эта система действовала и по сей день, причем безотказно. Для того, чтобы возбудить вибрацию в цепи и войти в туннель, необходим катализатор, - какой-либо специально изготовленный для этих целей предмет, а также определенный набор волновых колебаний, неважно каких. Гринхайм научил меня делать такие амулеты и научил читать заклятья, чтобы открывалась Дверь.
И система работала почти целую вечность, пока в одном из самых темных и непонятных уголков Вселенной не появилось Нечто, которое со временем стало разрастаться и разрушать Сеть... Как выяснили купцы, это была примитивная техногенная цивилизация гуманоидов, которые передвигались между мирами с помощью грубых сооружений и потребляли при этом громадное количество энергии, и это стало нарушить структуру Цепи. Мало того, они оказались весьма воинственны, и начали завоевывать всё большие Пространства...
На Совете купеческой гильдии было решено основать Миссию. Миссия купцов должна была способствовать стабильности Сети и поддерживать стабильность Переходов.
Когда я встретился с Гринхаймом, Миссия уже начала свою работу во многих мирах метагалактики. И наша встреча, как оказалось, была не случайной.
Мой мир был пограничным в системе миров Сети. И Экспансия техногенных варваров была уже в нескольких световых годах от нашего мира. Купцы засекли передвижения разведывательных кораблей Вторжения Экспансии близ нашей солнечной системы, что побудило Гринхайма и его спутников прибыть на место.
И я был рядом с ним в одном из окраинных миров Сети, когда пришло сообщение: Вторжение началось!
"И тени странные коснулись земли Зловещим громовым раскатом Повозки дьявола летели Над небом синим Альтаира Лучи смертельные метая... И смерть и плачь там воцарились Куда пришла орда внеземцев И небо серым стало темным От войн и пламени пожаров..."


Сны садовника

Она жила в домике на берегу реки. Одноэтажном, с милым садиком, в котором росли среди прочих злаков и насаждений красные розы в цементных клумбах. Очерченных плавными линиями черных асфальтовых дорожек.
Я работал садовником и заодно шофером и управляющим всего этого маленького хозяйства. Я приходил по утрам и работал до вечера, жалованье было скромное, но работа мне нравилась.
До войны это еще было.
Парень был у нее, красавчик, почтальоном работал. Приезжал на велосипеде с почтой и все на нее заглядывался. Вечерами она учила его игре на фортепьяно, когда я уже сматывал поливочные шланги, загонял авто в гараж и ехал на велосипеде домой, где меня ждали моя жена с детишками.
Война потом началась, я получил расчет и перебрался семьей подальше на юг, благополучно все обошлось для меня. А для них - нет. Согнала их с места война. Я слышал, уехали они далеко к белым горам и там сгинули.
Потом я вернулся назад, дом ее с садом оставался пуст, я выкупил права на него. И теперь в нем все как тогда, до войны. Решил я ничего не менять здесь, детишки мои выросли и давно разъехались кто куда, ну а мы с моей старухой живем вполне благополучно здесь, чему и рады. Лишь бы войны больше не было, а чего нам желать еще?
Говорят, история повторяется, - поселилась у нас постоялица, как две капли воды прежняя хозяйка дома, и парень-студент, почтальоном подрабатывает, бывает, приезжает к ней на велосипеде с почтой, глянет на нее и на нас каким-то странным взглядом и едет дальше.
А за цветами я слежу. Они растут все лето, мы со старухой их не срываем, нет. Осенью лепестки опадают и если я не успеваю прибраться, их уносят ветер и дождь.
Иногда ночью мне снятся сны про войну, про какие-то поезда, пустыни, корабли, полные плененных людей, и меч. Тот парень держит меч и он блестит в лучах закатного солнца.
Потом снится она - какой-то медальон, лицо ее. И тогда я просыпаюсь, иду на кухню, сижу и долго курю там, или завариваю себе чай. Моя старуха все говорит мне, чтоб я сходил к врачу или священнику. А я не иду, зачем все это, мне даже нравится, наверное дом, в котором мы живем, какой-то особенный. Все в нем дышит той, довоенной жизнью. А мы со старухой как будто его хранители.
И еще розы. Замечательные цветы растут здесь каждым летом. Я их выращиваю, я всегда смотрю на них - они как будто глядят на меня. Настоящие живые красные цветы на фоне черного асфальта садовой дорожки. Лепестки роз на асфальте.


Дебри

Она жила в домике на берегу реки, одноэтажном, с милым садиком.
Дом был где-то в одном из чудесных окраинных миров Сети, и мне довелось там побывать, - меня послала Миссия нарочным передать секретные донесения. Это был мир, в котором трава росла выше домов, и каждую весну клевер давал урожай меда, - местные жители просто подставляли бочонки, и крупные капли меда сами падали с листьев клевера в прохладную терпкую глубину деревянных бочонков. И мед славился во всех уголках галактики, - как любовный нектар и как напиток долгожителей.
В форме почтальона, на велосипеде я проехал по черной асфальтовой дорожке мимо чудесных красных цветов в белых бетонных бадейках. Подле дома никого не было, из открытого окна доносились чудесная мелодия, казалось, какие-то маленькие молоточки стучат по натянутой проволоке, - такие звонкие звуки раздавались в прохладе дома.
Поставив велосипед у крыльца, я зашел в гостиную.
У окна стоял черный продолговатый ящик неправильной волнистой формы на ножках, с открытой крышкой. У ящика на одноногом табурете табурете сидела чудесная девушка с золотистыми волосами, в белом одеянии, и пальцами рук нажимала на белые и черные полоски, закрепленные сбоку ящика. Именно из него доносились звуки.
Здравствуйте, - сказал я, - я привез вам почту.
Девушка перестала играть и повернулась ко мне. На фоне окна ее силуэт был темным, и я не мог разглядеть ее лица, я лишь видел ее золотые волосы и белое одеяние.
Здравствуйте, - сказала девушка, - меня зовут Дебри. А вас?
Кин, - ответил я, - Аквариус Кин. Я привез вам почту.
Как называется это? - спросил я, указав на музыкальный ящик.
Это фортепьяно, - сказала Дебри, - вам понравилась музыка?
Очень, - едва проговорил я, потому что она подошла ближе и взяла у меня из рук почту.
Странным образом я не мог взглянуть ей в глаза, и смотрел только на ее руки.
Они были прекрасны.
Выйдя из дома, я обратил внимание на окаменевшие следы в одной из клумб.
Что это? - спросил я.
Не знаю, - ответила Дебри, - я недавно здесь живу. Хозяева этого дома давно умерли, говорят, они погибли на войне несколько веков назад. А дом арендовала Миссия.
Я взглянул на Дебри и подумал, что уже где-то ее видел.
Мне показалось, что это уже было, и я пожал плечами.
До свидания, - сказал я.
Счастливо, - ответила мне Дебри, когда я уже крутил педали своего велосипеда.
Когда я прошел сквозь Переход, сильное сожаление охватило меня. Я подумал, что теперь это одна из тех самых Романтических Связей, о которых мне говорил Гринхайм.
И это в самом деле было так.


Дебри. Апокриф.

«Она была такой… Ну как бы вам это сказать? Необыкновенной…
Я поджидал ее у входа в ее офис после работы и мы выбирались с ней за город, чтобы провести там минуты счастливых встреч.
Или не очень счастливых встреч.
Как-то сломался автомобиль, пришлось толкать, вечер незаметно превратился в ночь, и мы сидели, прижавшись друг к другу на заднем сиденье, и ждали, пока мелькнет лучик света фар приближающейся технички.
И был свет, яркий ослепительный свет, Нечто, огромное и ослепительное нависло над нами, и неведомая сила вытащила ее из моих объятий и улетела.
О, моя Дебри.
Только ее сумочка и снятые туфли на полу кабины авто - вот и все, что от нее осталось.
И воспоминания. Как она играла на фортепьяно.
Как она улыбалась…
Миссия Купцов, черт бы ее побрал.
Позже она прислала видеооткрытку, в которой сказала, что ее мобилизовали на войну с Экспансией.
Черта с два.
Она сама написала заявление. Я нашел черновик в ее сумочке.
Она никогда меня не любила.
И вот я сижу здесь каждый вечер, в этом пабе, пью пиво и слушаю радио.
Эй, приятель, ты куда?
А. Черт с тобой.
Еще кружку, парень.
Были ли у меня еще? О, да, конечно. Я ведь женат, я об этом не говорил? Женушка каждый день ворчит по поводу моих отлучек в паб, но она к этому уже привыкла.
Я выхожу из паба, когда уже темно и смотрю на звездное небо.
Иногда там пролетают огоньки.
И мне кажется, что в одном из них - Она.
Моя Дебри…»
(Свидетельство первого парня Дебри, записанное журналистом газеты одного из центральных миров Сети. Не было опубликовано по причине секретности изложенных сведений. Запрет штаба Миссии.)


Слон

Я познакомился с ним в одном из Переходов. Он внезапно возник в сером туннеле Сети, - сначала как странный белый сгусток, потом все более явственно. "Меня зовут Слон", - услышал я в своей голове и он протянул мне руку. "Кин", - ответил я и мы пожали друг другу руки. Он прошел Переход вместе со мной, мы немного поболтали и он ушел куда-то в другой мир по своим делам.
Слон похож на человека всем, кроме головы. Голова у него с длинным хоботом и большими ушами, словом, настоящая слоновья голова, и кожа белая, а на ощупь он какой-то рыхлый и почти нереальный. Тем не менее он очень реален, хотя и несколько мистичен. Говорят, встретить Белого Слона - к большой удаче.
Слон - не купец. То есть он не входит в гильдию Купцов, поскольку все купцы - гуманоиды. Слоны - это отдельная дружественная гуманоидам раса, но гораздо более древняя и могущественная.
У слонов нет имен, но они различают друг друга, а мы зовем каждого из них просто Слон.
Бывало, они дарили купцам некие странные вещи, которые позже волшебным образом меняли строение Переходов, преображали те самые Романтические Связи, о которых говорил Гринхайм. Получить вещь из рук Слона - немыслимый дар, он неслучаен и ко многому обязывает.
Слон практически неуязвим, потому что он может растворяться в пространстве и появляться в совсем другом месте. Он читает мысли любых существ и может с ними общаться без помощи органов речи.
Но когда началась Экспансия, и слонам пришлось туго. Техногенные варвары сильно подорвали могущество слонов, и однажды их делегация пришла в Миссию купцов. На совместном совете было решено, что отныне слоны и купцы действуют сообща.
Мой слон был одним из них.
И я странным образом знал, что мы встретимся еще не раз…


Молния. Хрустальный шар.

Я ХОЧУ УВИДЕТЬ

Кин ехал по разбитому шоссе на подержанном автомобиле под свет фар и звуки дворников. Шел дождь и стояла ночь.
Кин вытащил белую палочку из картонной коробочки, в которой лежали точно такие же палочки и вставил ее одним концом в губы. Поднес прикуриватель. Едкий дым проник в горло и Кин закашлялся. Он открыл стекло в двери и выбросил сигарету в окно.
Ты стал совсем как абориген, - сказала Дебри.
Кин взглянул на нее. Кажется, она улыбнулась.
Ты стал совсем как абориген. Зачем ты взял в рот эту сигарету?
- Вживаюсь в образ, - ответил Кин. За поворотом блеснули огни и появился рекламный щит закусочной.
Явка в мотеле. В половине третьего утра откроется Дверь и мы уйдем, - сказала Дебри. - Ты помнишь?
Безусловно.
Они замолчали.
Где-то совсем рядом сверкнула молния и загрохотал гром.

В ГОРОДЕ ДАЛЕКОМ

Автомобиль подъехал к закусочной, освещенной уличными фонарями и гирляндой рекламных огней. Двое вышли из машины и направились ко входной двери.
В проеме застыл абориген в черной кожаной куртке и темных очках с жетоном на груди.
Кин прошел мимо него, едва не задев его плечом. Дебри оглянулась. Субъект вышел из света фонарей и скрылся в темноте.
Нам два кофе, - сказал Кин бармену.
За окном засветился огонек и раздался звук мотора.
Кто этот парень? - спросил Кин.
Это наш участковый шериф Том, - ответил бармен. Грохот грома заглушил его слова. И Кин не услышал два последних слова.

СРЕДИ МНОГИХ ТЫСЯЧ

Простите, кто? - переспросил Кин.
Шериф Том, - повторил бармен, - сейчас такая жуткая гроза. - У нас всегда в мае грозы.
Часы над стойкой показывали четверть третьего.
Нам нужна комната. - сказал Кин, - на двоих.

ЭТОТ МИЛЫЙ СВЕТ

В половине третьего молния сверкнула снова.
Свечение было странно долгим. Все окрестности были залиты ослепительным белым светом.

ПОСТУЧАТЬСЯ В ДВЕРИ

В стене комнаты мотеля возникла Дверь.
Кин с Дебри переглянулись и, взявшись за руки, шагнули в черный прямоугольник в рамке золотого свечения.

КАК БЫ НЕНАРОКОМ

…И полетели, понеслись в тумане, по коридорам подпространственных каналов Сети. Кин крепче сжал руку Дебри и почувствовал, что и она держит его все крепче и крепче.
Внезапная вспышка света перехватила сознание и их выбросило на зеленую лужайку.

И УСЛЫШАТЬ ГОЛОС

…На зеленую лужайку у одноэтажного домика на берегу реки.
У домика был сад.
Они поднялись и подошли к нему.
На крыльце сидел старик с неуловимо знакомыми чертами.
Здравствуйте! - хором сказали Кин и Дебри. И только сейчас обнаружили, что все еще держат друг друга за руки.

И НЕ ДАТЬ ОТВЕТ

- А я вас ждал, - ответил старик. И, раскрыв ладонь, бросил на траву хрустальный шарик величиной с яблочко.
Шарик, зазвенев, прокатился по траве и уткнулся в туфельку Дебри.
- Самое время собирать мед, - сказал неуловимо знакомый старик и исчез.
Кто это был? - спросил Кин, - ты его знаешь?
Нет, - ответила Дебри, подняв шарик и разглядывая его, - чем-то он знаком мне очень.
И мне тоже, - сказал Кин, - странно. И пожал плечами.
Они зашли в дом.

ТЫ МЕНЯ УЗНАЕШЬ

Подле дома росли цветы, ослепительно красные розы в бетонных клумбах-бадейках, между которыми чернел асфальт садовых дорожек.
И странная тишина стояла кругом - ни ветерка, ни голоска.
Где-то далеко в поле с листьев клевера падали капли меда и растворялись в тени.
И клевер был высотой выше дома, в который зашли Кин и Дебри, и вовсе это было не поле, а самый настоящий лес…

ИЛИ НЕ УЗНАЕШЬ

Дебри положила шар на столик у камина.
Пора бы отдохнуть, - сказал Кин.
Да. Я так устала, - ответила со вздохом Дебри, - А ты? У нас есть еще время?

ТРЕПЕТНОЙ БЫТЬ ВСТРЕЧЕ

Давай немного поспим, - ответил Кин, - времени у нас теперь много.

ИЛИ БЫТЬ БЕДЕ

Где-то на другом краю Вселенной в этот самый момент из недр золотистого тумана выплыл некий объект, сверкающий тем же самым золотистым свечением.

МОЖЕТ БЫТЬ, НАЙДЕШЬ ТЫ

Они легли. Дебри положила голову на плечо Кину и они заснули, сцепив пальцы друг друга. И дыхание их становилось все ровнее и ритмичнее.

МОЖЕТ, ПОТЕРЯЕШЬ

Хрустальный шар на столике слегка покачнулся.
В самой его сердцевине затеплился золотистый огонек.

ВСЕ ЭТО НАПИСАНО

Золотая вспышка на мгновение озарила комнату, но Кин с Дебри спали и ничто вокруг не могло потревожить их глубокий сон.

КРАСКОЙ ПО ВОДЕ

Золотистый объект стоял на конце асфальтовой дорожки, ведущей мимо сада к дому.
Это была золотая карета.
Без лошадей.
Без пассажиров.
Просто золотая карета.
Звездный Дилижанс - так сказал бы Гринхайм, если бы он мог в этот момент видеть его.

КРАСКОЙ ПО ВОДЕ

…Когда они проснулись, было уже утро.
Дебри выглянула в окно.
Кин, - воскликнула она, - скорей. Посмотри, что это там?
Не знаю, - взглянув, ответил Кин, - хотя… Что-то мне такое рассказывал Гринхайм. Кажется, это Звездный Дилижанс. Да, это он. Это такая редкость в наше время.
Его можно посмотреть? - спросила Дебри.
Да, конечно, пойдем!

Я ХОЧУ УВИДЕТЬ…

Дилижанс

Я видел старика. Ми видели, - я и Дебри. Он подарил нам хрустальный шар и исчез, - сказал Кин. - Ты не знаешь, кто это был? Он был нам очень знаком, но мы не могли вспомнить, кто он.
Это Гудвин, - помолчав, ответил Гринхайм. - Он Волшебник. Он самый настоящий Волшебник. Когда-то в прошлом он основал Миссию Купцов. Ты должен хранить его дар как зеницу ока.
Кто такие Волшебники? - спросил Кин.
Они могут все. Или почти все. Говорят, что на самом деле их нет. Просто это очень сложно понять, - они, конечно же, есть, не не так, как ты или я, или Слоны. - ответил Гринхайм, и, казалось, о чем-то задумался. - Ты не такой простой парень, Кин, каким кажешься, - улыбнулся Гринхайм, сощуров глаза. - Ты должен быть готов ко всему. - Возможно. Скоро ты получишь очень важную весть.
Еще мы видели карету. Золотую карету, - ты говорил, что это Звездный Дилижанс, - Кин посмотрел в глаза Гринхайму. - Потом она исчезла. Когда мы подошли и я хотел открыть дверь.
Тебе не дано было это сделать. Пока. - Ответил Гринхайм, и посмотрел на Кина со странной грустью в глазах. - Может быть, когда-нибудь. Не торопи события, Кин.
Гринхайм достал посох из полы плаща. - Мне пора, Кин. Удачи тебе. - И, взмахув посохом, исчез в открывшемся золотом прямоугольнике.
Кин крепче сжал хрустальный шар в кармане плаща. - И тебе. - ответил он, едва слышно шевеля губами.
Где-то на горизонте сверкнула молния. Ветерок дунул в лицо. Пустыня ожила, галька покатилась мимо башмаков Кина, раздался низкий рокот грома. Быстро, очень быстро на горизонте появились темные, почти черные тучи.
Пора и мне, - сказал Кин. И понесся в сером туннеле Перехода, переваривая услышаное.
В пустыне началась буря…
…Где-то в зеркальную поверхность реки, на берегу которой стоял белый одноэтажный домик с бетонными клумбами, в которых росли красные цветы, ударили первые капли дождя.
Дебри стояла на крыльце и смотрела, как капли воды ударяются о листья клевера и разбиваются на мелкие водяные песчинки. Где-то сверкнула молния и, - показалось? - что-то промелькнуло в небе. Какой-то золотой силуэт.
-Где Кин? - подумала она, - надо крепче привязать лодку. - И, набросив на себя прозрачный дождевой плащ, побежала к мосткам маленькой пристани…





Снег

БЕЛАЯ КАПЕЛЛА

Снег крупными хлопьями падал в свете уличных фонарей. Кин шел по пустынной аллее, подняв воротник и засунув руки в карманы.

СОН ВЧЕРАШНЕЙ НОЧИ

Голова его белела от хлопьев снега. В кармане Кин сжимал хрустальный шар - тот, что подарил им с Дебри странно знакомый старик.

СТЕНЫ ПОЛУСТАНКОВ

Вспышка света озарила аллею. Кин увидел Гринхайма.
Здравствуй, Кин. - сказал Гринхайм, доставая из своего длинного серого плаща продолговатый сверток, - держи, - и протянул его Кину.
Что это? - спросил Кин, разворачивая холсину.
Это Меч Воина, - ответил Гринхайм, - он пригодится тебе в твоей следующей миссии. - Кстати, как там у тебя с Романтическими Связями?

ДНЕЙ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ

Никак. - ответил Кин, и хрустальный шарик звякнул в кармане, словно отзываясь на его слова.
Будь осторожен, - промолвил Гринхайм и исчез. Только хлопья снега странным образом огибали то место, где он только что стоял.

ТЫ В ПУТИ ХОТЕЛА

Кин вытащил меч из ножен. Меч блеснул в свете уличных фонарей. Снежинки, касаясь клинка, таяли, и на снег стекали красными капельками… «Кровь» - бросилось в глаза Кину. Кин зажмурил глаза и открыл их снова.

ВИДЕТЬ СРЕДИ ПРОЧИХ

Просто вода. Бесцветные капли воды стекали с клинка на снег, когда Кин в оцепенении стоял посреди аллеи с обнаженным мечом.

УТРОМ СПОЗАРАНКУ

Как совершился Переход, Кин не успел заметить.
Он стоял посреди голой каменистой пустыни под ярким светом неизвестного солнца.
На горизонте показались черные быстро движущиеся силуэты.

СНЕЖНУЮ ПОРОШУ

Стая черных птиц пролетела над головой.

Кин, в черном длинном до пят плаще, стоял наизготовку, обеими руками держа меч.
Черные всадники скакали в клубах пыли, держа наперевес черные кривые сабли, впереди них бежали, сверкая желтыми зрачками, черные псы.

НА ПУСТОМ ВОКЗАЛЕ

«Мне придется их всех убить», - мелькнуло в голове у Кина. - «Почему? Почему Гринхайм дал мне эту Миссию?»

ГОЛОСА И ТЕНИ

Казалось, время тянется невыносимо медленно.
Ужасающе медленно двигались руки, ноги, тело, ужасающе медленно меч Кина описал в воздухе дугу и коснулся руки всадника…
…Медленно вышла струя темной крови и отрубленная рука с саблей почти повисла в воздухе…

МЕЧУТСЯ И БРОДЯТ

Схватка продолжалась считанные секунды.
Кин перевел дух. Кругом лежали трупы псов и Всадников Тьмы.

В ОЖИДАНЬЕ ВЕЧНОМ

Лошади с пустыми седлами, сбавив галоп на рысь, неторопливо удалялись от места побоища.

НА ПУСТОМ ВОКЗАЛЕ

Кин снова оказался на заснеженной аллее.
С меча падали капли крови и красными пятнами покрывался снег, и снежинки впитывались в кровь поначалу, но постепенно скрывали ее из виду…
В груди у Кина похолодело.
«Зачем», - подумал Кин, - «зачем нужно было их убивать»

ЭХО ТЕНЯМ ВТОРИТ

Кин взмахнул мечом и вложил его в ножны. Последние капли крови слетели с клинка во тьму…

ОТЗЫВАЯСЬ ГУЛКО

…Дебри проснулась от ужаса и села на постели…

ДОЛГО-БЕСКОНЕЧНО

«Прости меня, Дебри», - подумал Кин.

ПОЕЗДА КАПРИЗОВ

Сжимая в одной руке меч, в другой хрустальный шар, Кин нетвердой походкой шел по заснеженной аллее.

ПОЕЗДА ЖЕЛАНИЙ

Падающие снежинки закрывали тянувшиеся за ним цепью капли крови.. Кин был ранен.

МЧАТСЯ БЕЗВОЗВРАТНО

Когда Кин упал, уже не было света фонарей. Кин лежал на темном пустыре, уткнувшись лицом в снег, и теплая лужа крови постепенно застывала под ним…

РЕЛЬСЫ-ДНИ СЧИТАЯ

Яркие лучи осветили пустырь. Человек в фуражке вышел из автомобиля и наклонился над лежащим телом. Вытащив из кармана черный плоский предмет, он поднес его к уху.

НА ПУСТОМ ПЕРРОНЕ

- «Слушаю вас», - раздалось в трубке.
«Это шериф Том», - сказал человек в фуражке, - «на пустыре лежит раненный».

БЕЛЫЙ СНЕГ КРУЖИТСЯ

Дебри сидела неподвижно, широко открыв глаза и смотрела неподвижно куда-то в одну точку.

У БИЛЕТНОЙ КАССЫ

- «Прости меня, Дебри» - услышала она в мозгу тихий голос Кина.
Нет, - зашептала она, - нет, нет, нет!

НЕЗАМЕТНО ТАЯ

Кин летел где-то в серых коридорах Сети, и, казалось, нет конца этому долгому бесконечному Переходу…

НА ПУСТОМ ВОКЗАЛЕ

Тело под ярким светом ламп лежало неподвижно. Женщина в белом склонилась над Кином.
Как он, - спросил шериф Том.
Будет жить, - ответил врач.

СЧАСТЬЕ И РАЗЛУКА

Красный кристалл на столике у кровати запульсировал красным светом. Дебри взяла его в руки. Кристалл был невыносимо горячим.

СЛЕЗЫ И НАДЕЖДА

По крыше дома забарабанили капли дождя. Зашумел ветер, где-то в поле закачались стебли и листья клевера.

НА ПУСТОМ ВОКЗАЛЕ

Громыхнуло и сверкнула молния.

ВДРУГ ЗАСТЫЛО ВРЕМЯ

Тело исчезло с операционного стола.

ВДРУГ ЗАСТЫЛИ ТЕНИ

«Дебри» - услышала Дебри голос Кина, и вскочив, распахнула дверь.
У крыльца на лужайке лежал абсолютно голый Кин, запрокинув голову. Дебри приподняла его голову. - Кин, - сказала она. - что с тобой.
Я был ранен, сказал Кин, приподнимаясь. Он поднял ладонь и струи дождя стали смывать красную жидкость, на его животе Дебри увидела розовый шрам.

ЗАМЕРЛА ДОРОГА

Шериф Том вытащил меч из ножен. - На экспертизу, - сощурившись, сказал он молодому парню в полицейской форме, стоявшему рядом.
Меч сверкнул в свете настольной лампы.
Зазвенел телефон. Шериф взял трубку.
Как исчез? Когда? - воскликнул шериф и положил меч на стол.

ПОЕЗДА ПО РЕЛЬСАМ

Захлопнув дверь, двое вышли из участка. Взревел двигатель авто.
Меч на столе завибрировал.
Шериф с помощником мчались по заснеженному шоссе в госпиталь.
Громыхнуло и сверкнула молния.
Меч исчез со стола.
Черт, - выругался шериф. - ничего не понимаю. - Молния посреди зимы. Черт-те что творится в нашем городе.
Да, сэр, странно все это, - ответил парень-полицейский.

ПОЕЗДА ЖЕЛАНИЙ

Пойдем в дом, - сказала Дебри, обняв за плечи Кина.
Поднявшись, слегка пошатываясь, Кин с помощью Дебри зашел в светлый прямоугольник двери дома.
Раздался глухой удар. Они обернулись.
На лужайке лежал меч.

МЧАТСЯ БЕЗВОЗВРАТНО

Со звоном покатился хрустальный шарик.

И КРУЖАТСЯ ВЕЧНО

Трупы в пустыне стали превращаться в труху и ветер разметал их, занося песком следы побоища.
Скелеты лошадей с хрустом рассыпались на мелкие кусочки, и их постигала та же участь…

НА ПУСТОМ ВОКЗАЛЕ

Прости меня, Дебри. - сказал Кин, - я заставил тебя ждать.
Ничего, - ответила Дебри, - самое главное, что ты дома.

НА ТВОИХ КОЛЕНЯХ

Мне пришлось их всех убить, - сказал Кин. Огонек на столике потускнел. Кристалл постепенно остывал.
Кого? - спросила Дебри.
Каких-то черных воинов на лошадях. Что-то абсолютно дикое. И псов.

Я УСНУЛ БЫ СНОВА

…Дебри спала, разметав волосы по подушке…

ДОЛГО-БЕСКОНЕЧНО

Человек в длинном черном плаще стоял посреди заснеженной аллеи. Вспышка света озарила аллею. Кин увидел Гринхайма.
Здравствуй, Кин, - сказал Гринхайм, доставая из своего длинного серого плаща продолговатый сверток.
Что это? - спросил Кин, разворачивая холстину.

Я Б УВИДЕЛ ЛЕТО

Это книга мудрости, - ответил Гринхайм, - истинная мудрость подобна мечу, разящему врагов.

КРАСОК РАЗНОЦВЕТЬЕ

Без мудрости не настоящей силы, - добавил Гринхайм.

Я Б УВИДЕЛ ОСЕНЬ

Зачем нужно было их всех убивать, - спросил Кин, - я не понимаю тебя, Гринхайм?

И НА БЕЛОМ СВЕТЕ

Ты никого не убивал, Кин, - ответил Гринхайм, - это было наваждение. Кстати, как у тебя дела с Романтическими Связями?

МОЖЕТ БЫТЬ, И ГДЕ-ТО

Отлично, - ответил Кин и нащупал хрустальный шарик в кармане.
Мне пора, - сказал Гринхайм , улыбнувшись, и исчез.
Только хлопья снега странным образом огибали то место, где он только что стоял.

Я Б ВЕСНУ УВИДЕЛ

Кин развернул свиток. Незнакомые письмена блеснули золотом в свете уличных фонарей. Казалось, яркое солнце вспыхнуло, когда Кин прочитал по слогам: «А-РА-БА-ЦЗА-НА-ДИ-И».
Кин зажмурил глаза и открыл их снова.

ЧТО В ПУТИ ДАЛЕКОМ

Одинокий всадник ехал по каменистой пустыне. Впереди бежал пес и летела черная птица.
Кин махнул рукой.
Всадник вытащил руку из перчатки и помахал ему в ответ.

ТАК И НЕ ЗАМЕТИЛ

Дождь барабанил по крыше. Двое, обнявшись, спали тихим мерным сном. Громыхал гром и сверкали молнии, но Кин и Дебри не слышали этого, шумел ветер в поле, качая стебли и листья клевера, но они спали чудесным волшебным сном…
Хрустальный шарик на столике у кровати покачнулся и тихо зазвенел…


Предсказание

Ты проживешь эту жизнь так, как тебе суждено. Твое воплощение было тщательно спланировано вплоть до мельчайших подробностей: все твои знания, привычки, характер. Родные, близкие, друзья. Школа, институт. Карьера. Вещи. Какой-то стеклянный ГЛАЗ, изображение с которого можно записать на смотанную в катушку и спрятанную в коробочку ленту со слоем металла. И другие люди могу вставить эту коробочку в другую коробочку, побольше, и видеть то же самое и слышать те же самые звуки на поверхности стеклянной прямоугольной колбы, вделанной в ящик из такого же черного шероховатого на ощупь материала.
Мир, в котором вдоль дорог тянутся паутины металлических нитей, металлических полос, прибитых деревянным брусьям, по этим полосам передвигаются домики на колесах, в них сидят люди, пьют чай, читают странные письмена на листах белой бумаги - просто больших листах, или листах, собранных вместе в пачку и оклеенных с одной стороны, чтобы было удобно их ЛИСТАТЬ.
Мир, в котором по небу летают металлические повозки, похожие на птиц, издающие рев и дым. А внутри тоже сидят люди - так они передвигают свои тела в пространстве. Довольно странная и гневная форма передвижения в физическом теле.
Мир, в котором люди обменивают вещи, еду, свой труд на прямоугольные кусочки бумаги с числами на них. Чем больше число. Тем больше можно обменять. Чем больше таких кусочков бумаги у человека, - тем больше он может взять этих предметов из материи, тем больше он может принять труда других людей.
Странный мир, в котором ты получишь свое воплощение. Ты будешь жить с одной женщиной, у вас будут дети. Вы будете жить в доме на берегу реки, и вы будете счастливы.
И в этом мире есть Учитель! Но он будет далеко от тебя, ты не будешь знать о нем, но когда узнаешь, попробуешь узнать его мысли, посредством знаков оттиснутых на все тех же кусках бумаги. И ты поймешь лишь малую толику из этого, но в глубине твоего сознания будет теплиться желание Встречи.
И ты встретишься с ним.
И поймешь многое. Но твои дела, связи, иллюзии помешают тебе сделать то, что ты так хотел сделать…
Но это будет не последнее твое воплощение. Тебе придется вернуться в этот мир, чтобы найти снова это Учение, чтобы понять много нового. Чтобы начать все заново…
В одном из своих последующих воплощений ты сам станешь Учителем. Ты будешь учить многих других людей, и они будут следовать за тобой, даря тебе вещи, еду, свой труд и все те же самые кусочки бумаги…
Но наступит день, когда ты поймешь, что и это была иллюзия, что это был сон, наваждение, что ты был слеп, глух и нем, что ты спал, видел сны все это время, отзывался на эхо и бежал за радугой, тщетно пытаясь ее поймать. И ты захочешь оглянуться, но не увидишь ничего… Ты поймешь, что у тебя никогда не было дома, семьи, друзей. Книг и стихов, счастья и разлук, нежности и тревоги…
ЭТОТ МИР ВИРТУАЛЕН.
ЭТОТ МИР ЛИШЬ ПРОЕКЦИЯ.
ЭТОТ МИР - ЭТО ТЫ САМ.
И ТЕБЯ НЕТ, НЕ БЫЛО И НИКОГДА НЕ БУДЕТ.
Ты сам себя придумал, написал, сочинил.
Ты - это я сам, и многие другие - и Дебри, и Слон, и Гринхайм. И корабли Вторжения, и жители сумеречных миров - это ты, это все ты.
И это я.
…Только Пустота знает, как туман превращается в сказку…
Когда-нибудь ты обязательно узнаешь свой настоящий Дом.
Ты вернешься домой. Домой.
И ты забудешь свою печаль.
Где-то там, в домике на берегу…





Сны

Слоны шли по темному пустынному лесу, шли как тени, не издавая ни звука. Каждый держал в руке магическую книгу и драгоценный жезл. Плащи колыхались при каждом шаге, и казалось, что они проходят сквозь стволы деревьев, как призраки. Бело-лунная кожа их светилась во мраке, и издалека можно было увидеть отряд слонов как белый извивающийся червь, спускающийся с горы в лощину.
Кин зажал крепче кристалл в руке. Сквозь пальцы засветилось красным, словно маленький фонарик был зажат в руке. Мыслепередатчик заработал.
«Кин», - услышал в своем мозгу Кин, - «Здравствуй. Мы рады встретить тебя снова».
«Я вас ждал», - подумал Кин.
«Мы всегда приходим точно вовремя и точно к цели», - ответил голос.
Это был Слон, с которым Кин встретился в Переходе из мира Пустынь в мир Туманов. Кин узнал его, хотя и не мог объяснить, как.
Яркая вспышка света осветила поляну, на которой стояли слоны и Кин. На поляне появился люди в серых плащах и доспехах. Это были купцы Миссии. Один из них был в расписном кафтане, - это был Гринхайм.
Ну вот, и все в сборе, - сказал Гринхайм, окинув взглядом собравшихся. - Время не терпит, - продолжил Гринхайм, - в путь!
С этими словами он вытащил из-за пояса хрустальный шар, подбросил его, и направил на него свой жезл.
Начался Переход.
Серая воронка, огромная серая воронка закружилась перед собравшимися, и все, один за другим, следуя за Гринхаймом ступили в нее, исчезая в туннеле Перехода. Кин на мгновение замешкался, окинув взглядом окрестности. Дробным стуком затрещали, показались красные огоньки и темные силуэты, продирающиеся сквозь чащу. Это был десант Экспансии.
«Скорей», - раздалось в мозгу Кина. - «Надо успеть до того, ка они найдут нас».
Кин шагнул в воронку…
…И вздрогнув, очутился в постели.
Была ночь.
Рядом кто-то мерно дышал. Кин посмотрел на лежащую рядом девушку. «Здравствуй, Дебри». - подумал Кин. «Здравствуй, Кин», - раздалось у него в мозгу.
На столике у окна лежал хрустальный шарик, такой же, как у Гринхайма.
Кин положил рядом свой магический кристалл-мыслепередатчик.
Где ты был? - отекрыв глаза и повернувшись, спросила Дебри.
Не знаю, - ответил Кин. Не помню. Кажется, там были Слоны и Гринхайм с купцами. И я был с ними. За нами шли десантники Вторжения, но мы, кажется, успели.
Тебе нужно отдохнуть, - сказала Дебри, гладя Кина по спине, - иди ко мне.
Кин коснулся губами ее руки. Они поцеловались.
Миг поцелуя был кратким.
Яркая вспышка озарила сознание.
Кин стоял на траве. Рядом стоял Гринхайм.
Мы тебя потеряли, - сказал Гринхайм, - идем. Слоны уже на месте.
Они пошли по зеленой траве к реке, видневшейся на горизонте.
На берегу стоял белый одноэтажный домик.
В садике у домика росли цветы. Кин взглянул на них, - это были розы. Красные розы. «Где-то я уже это видел» - подумал Кин.
Было ранее утро, туман над рекой двиался и почти скрывал силуэты Слонов.
Они стояли на берегу, как неподвижные изваяния.
Будем ждать, - сказал Гринхайм, - но не пей воды из реки. Это Река Снов. Если выпить воды из нее, то очутишься не в том месте и не в то время.
Понял, - кивнул Кин, - я готов.


Танец

Когда-нибудь я узнаю, что это значило.
Танец.
Пируэт. Стук каблуков.
Черные глаза.
Огонь разгорается где-то в груди.
Разворот.
Взгляды встречаются.
На мгновение.
Заход и снова разворот с тройным пируэтом.
Наклон.
Губы совсем рядом.
Нет, это не танец. Это что-то совсем другое, огненное и страстное.
Вкус терпкого красного вина.
Нежная южная ночь.
Стоны страсти на белоснежных простынях.
Звуки гитары все резче и сильнее.
Стучат барабаны.
Знойный голос тянет-зовет.
Музыка на трех барабанах.
Дежа вю?
Голые плечи. Красное платье на тонких бретельках просвечивает. Видны крупные набухшие от страсти и возбуждения соски упругих грудей. Легкий запах пота и духов.
Пируэт и снова наклон. Взмах руками. Стук каблуков и дробный, перемежающийся с ударами шелест подошв.
Черно фортепьяно с черно-белыми клавишами.
Чернокожий старик, черный как уголь, в черном смокинге и ослепительно белой сорочке. Седина на висках.
На мне белая сорочка, расстегнутая почти до пояса, черные брюки, и лаковые штиблеты с набойками.
На тебе красное платье.
Я отвожу глаза.
За столиком в дальнем углу сидит она и смотрит на нас.
После следующего пируэта я снова смотрю на нее, но столик пуст.
Ее нет.
Мы едем в лимузине с открытым верхом по ночному жаркому городу, и я думаю о ней.
Мы сидим в первом классе в лайнере, летящем через океан, и я снова вспоминаю о ней.
Я держу в руках записку и в сотый раз перечитываю слова, написанные ровным почти каллиграфическим почерком на странно знакомомо мне языке: «Кин. Нам нужно встретиться. Место и время назначат купцы. Дебри».
Что это?
Меня зовут Кин?
Я не помню.
Дебри…
Странно знакомое имя.
Какие-то красные цветы перед глазами.
Вспышка света.
Боль.
Я помню, была боль.
Я закрываю глаза и откидываюсь в кресле. За окном лайнера мрак.
Моя спутница, закутавшись в плед, мерно сопит рядом.
Бокал с водой мелко дрожит на откидном столике.
Я пытаюсь вспомнить.
Дебри.
Какой-то серый туннель…
Самолет внезапно крупно вздрагивает и сквозь прикрытые веки глаз видна вспышка света. Молния. Кажется, мы попали в грозу.
«Место и время назначат купцы»…
Я беру бокал, делаю глоток и судорожно кашляю. Поперхнувшись.
Гринхайм.
Купцы.
Я смотрю на часы.
Одиннадцать ноль восемь.
Через две минуты откроется Дверь…
Я открываю дорожную сумку и роюсь в ней.
Вот они, завернуты сверток. Жезл и хрустальный шар.
Я сжимаю их в руках.
Я готов к переходу.
(…)
Самолет в очередной раз тряхнуло. Стюардесса прошла мимо, и взглянув на опустевшее кресло, удивленно обернулась. Двери туалет закрыты. Смуглая девушка в красном платье, проснувшись. Перебирает плед и озирается.
(…)
Кин открыл глаза.
Он стоит на краю скалы. Внизу бушует океан. Рядом спиной стоит женский силуэт. Дебри обернулась.
Здравствуй, Кин, - сказала Дебри.
Здравствуй, Дебри, - ответил Кин, - кажется, я глотнул воды из Реки Снов. Гринхайм предупреждал меня об этом.
Я знаю, - ответила Дебри, - тебя спас Слон, он бросил тебя в воду. У тебя болит голова?
Да, - поморщившись, ответил Кин, сколько дней прошло с тех пор?
Два месяца. А ты, оказывается, неплохо танцуешь.
Где Гринхайм? Что со слонами?
Не знаю…

(…два месяца назад…)

Черная река медленно несет свои воды мимо пустынных берегов. Обгоревший остов дома виднеется на одном из них.
Вдали за ним - обгоревшие остатки растительности. Кажется, это был клевер.
В сером небе видны белые летящие силуэты.
Это слоны.
Обгоревшие металлические остовы лежат тут и там. Остатки десанта Вторжения.
Гринхайм перевел взгляд на солнце, медленно выглядывающее из-за проплывающих серых облаков дыма.
Пора, - решил Гринхайм, и взмахнул посохом…

(…два месяца и один день спустя…)

- Теперь я вспомнил почти все, - сказал Кин, и увидел, что Гринхайм испытующе смотрит на него.
Ты легко отделался, Кин, - сказал Гринхайм, - выпившие воды из реки снов не так часто возвращаются домой. - Кстати, как поживает Дебри?
У нас все хорошо, - ответил Кин и улыбнулся.
Не забывай об этом, - и держи свой меч. - Гринхайм протянул Кину длинный сверток.
Это ведь и не меч вовсе, - задумчиво произнес Кин, - странно, но я видел всадников. И бился с ними. А здесь всего лишь остатки машин. Как это получилось?
Неважно, Кин, - ответил Гринхайм. - все дело в сознании. Ты не представляешь себе. Какую важную победу мы одержали. Эта битва была сразу во многих измерениях, и твое сознание не могло уследить за всеми мирами, поэтому ты выбрал наиболее близкие для тебя образы. - А теперь мне пора, - и взмахнул посохом.
Удачи тебе, Гринхайм.
И тебе, Кин, - ответил Гринхайм и бесшумно вошел в Дверь.


Война

Кин посмотрел на Дебри. Она отвела взгляд и тихо вздохнула.
Знаешь, а тот меч, что мне дал Гринхайм, вовсе и не меч, - сказал Кин. - он ведь деревянный. Только сейчас я это обнаружил. Странно. Правда? Я ведь бился им и побеждал.
Покажи - ответила Дебри, - я хочу посмотреть.
Не стоит, - сказал Кин.
Покажи.
Тогда прикрой глаза руками и смотри сквозь плаьцы.
Хорошо.
Кин вытянул меч из ножен. Ослепительный свет ударил Дебри в глаза сквозь пальцы и полуприкрытые веки. Дебри зажмурилась.
Какой же он деревянный, - вскричала Дебри, - посмотри, он же сделан из огня!
И то правда, - пожал плечами Кин и вложил меч обратно в ножны, - наверное, мне показалось.
Они сидели в комнате наискосок друг от друга и в распахнутые окна и двери легкий ветерок доносил из поля запах цветущего клевера.
Знаешь, Дебри, - сказал Кин, - иногда в Переходе мне кажется, что я сплю, но не могу проснуться. Потом я выхожу в новый мир, как в очередное сновидение. И все в нем так странно мне знакомом.
Бывает, - тихо ответила Дебри. - Кин, я должна сказать тебе одну вещь.
Какую?
Ты только не сердись, ладно? Я уезжаю.
Куда?
Я уезжаю на войну. Вот повестка из штаба Миссии. - Дпебри протянула Кину сложенный вдвое желтый листок бумаги. Кин взял и бегло прочитал его.
Когда?
Сегодня вечером.
Почему ты не сказала мне об этом раньше, Дебри? Ведь ты же знаешь, что я…
Я не хотела тебя расстраивать. Так надо, Кин…
Дебри…
Так надо. - Глаза Дебри стали печальными. - Кин, мы еще встретимся, обязательно. Я тебе обещаю.
Кин молча посмотрел на Дебри и казалось, что-то хотел сказать, но проглотил комок в горле, опустив глаза.
Хорошо. Я буду ждать, когда мы снова встретимся.
Не провожай меня, хорошо? - сказала Дебри. - За мной приедут.
В это время за окном зашуршали шины автомобиля. Шофер, высунувшись из окна авто, просигналил три раза.
Мне пора, Кин, - сказала Дебри, и, встав, взяла чемодан.
Кин взял чемодан из ее рук, проводил ее до автомобиля.
Дебри…
Да, Кин?
Сегодня я тоже ухожу. Гринхайм дал о себе знать.
Счастливо, Кин.
Счастливо, Дебри…
Автомобиль проехал по садовой дорожке и, выехав на шоссе, медленно скрылся за зеленым холмом.
Кина прошиб холодный пот.
В одной руке он все еще сжимал сложенный вдвое желтоватый листок бумаги. Кин зашел в дом.
«Я уезжаю на войну», - странно, где-то это раньше уже было, - подумал Кин и взял со столика у окна хрустальный шарик.
Что-то завибрировало и зазвенело вокруг, Кин выбежал из домаи побежал, помчался в поле изо всех сил и, взмахнув рукой бросил что-то вперед…
За вспышкой последовал серый туннель Перехода.
Гринхайм ждал Кина на пустынном плато. На горизонте виднелись зубцы горных безлесистых хребтов.
Как дела, Кин? - спросил Гринхайм.
Дебри поехала на войну, - ответил Кин, - она же врач. Вот ее и взяли.
Вы еще увидитесь. - улыбнулся Гринхайм, - это совершенно точно.
Я знаю, - ответил Кин. - Знаешь, Гринхайм, А меч, что ты мне дал, он не совсем обычный. Я не могу понять, меч ли это вовсе.
Конечно, Кин, - улыбнулся снова Гринхайм, - я не даю друзьям простых вещей. Когда-нибудь ты сам поймешь, что к чему. - Нам пора, Кин. Ты готов?
Да, безусловно…
Две тени, разбежавшись, прыгнули с обрыва и полетели далеко в ущелье.
Где-то сверкнула молния.


Легенда об Аквариусе.

Аквариус жил на берегу моря, усыпанном ракушками. Каждый божий день он шел по своему берегу с мешком и собирал ракушки, а потом делал из них различные сувениры и продавал приезжим туристам. За какой-то промежуток времени он достиг определенного мастерства и был вполне доволен собой.
В свободное от основной работы время он любил просто поваляться на песке голышом и позагорать под мерный шум прибоя. Вовсе он не был стар, это Аквариус, а напротив, вполне даже молод и недурен собой. Как он оказался на этом берегу, никто из местных жителей не знал и загадочным образом не интересовался. Все привыкли к нему, как привыкают к одинокому дереву, стоящему в сторонке. Он стал частью местного пейзажа.
Но однажды произошло событие, которое открыло Аквариуса с другой, неизвестной дотоле стороны. Приехал караван купцов, а с ними молодая богатая сеньорита, которая, завидев Аквариуса, кинулась ему на шею, крича на своем тарабарском языке что-то вроде "Кио, мой Кио". Но тот этому ничуть не обрадовался, напротив, вырывался и пытался ретироваться.
Купцы уехали, захватив с собой безутешную сеньориту, Аквариус продолжал заниматься своими делами, а местные жители стали судачить, что бы это значило.
Одни говорили, что он беглый каторжник, а сеньорита - его бывшая госпожа, другие - что он просто купец, решивший вдруг забросить свои дела после полученной контузии, третьи считали, что дело нечисто и вовсе он не тот, за кого себя выдает. И они были правы.
С течением времени в округе стали происходить непонятные странности, которые ни в коей мере не выдавали Аквариуса, но тем не менее заставляли задуматься наиболее проницательных о предстоящих катаклизмах.
Наступил день, и вот из столицы приехал уполномоченный наместника Коршун-Змея и объявил о предстоящей войне с соседней звездной системой. Кордоны Вторжения уже повисли на орбите планеты, где теперь жил Аквариус.
Собственно, ультиматум был получен давно, и все жители планеты были прекрасно об этом осведомлены, но мало кто верил в возможность Вторжения.
Тем не менее, Вторжение состоялось. Оно началось ранним осенним утром для жителей поселка, где жил Аквариус, когда с неба спустилось нечто огромное и сверкающее. Это был флагманский корабль Вторжения.
Неизвестно, что бы было дальше, но тут выступил Аквариус, и началось нечто непонятное: он начал делиться на сотни и тысячи Аквариусов, и все были вооружены. Пришельцам пришлось довольно тяжело и они отступили восвовяси.
Аквариус собрался обратно в одного и улетел на серебристом облаке, обещав на прощанье, что еще вернется. После чего жители планеты вздохнули свободно и начали восстанавливать разрушенное.
Аквариус объявился через полгода и объявил о том, что планета включена в периферию Центральной Иерархии. Чему все обрадовались и стали кидать шапки в небо.
Позднее, когда цивилизация исчезла с лица планеты вследствие всеобщей эволюции и перехода в иное измерение более высокой частоты, Аквариус жил на планете один. И бродил один по ее бескрайним пескам, по дну моря, которое давно высохло. Так он развлекался, незримо присутствуя при этом на сотнях иных миров.
А кто была та сеньорита, в нашей старой легенде не говорится. Слишком много прошло времени с тех пор. Возможно, это было просто недоразумение.


Аквариус. Апокриф.

«С Аквариусом я был знаком. Мы с ним частенько сиживали за кружкой пива знойными летними вечерами. Тогда он еще не был агентом Миссии, а так, просто скромным коммивояжером. Торговал безделушками, которые позже так мастерски научился вырезать из морских ракушек. Ну да это всем известная история - про Десант Вторжения, и как он, используя технологию иллюзорных тел, сумел с ними быстренько расправиться. Да там и Десанта-то было всего ничего - так, несколько десантных ботов. Они развернулись и улетели восвояси куда-то в другую систему Сети. Такой простенький эпизод позже был раздут в целую эпопею, ну да, что там говорить, местный фольклор. Сами знаете, как это бывает.
А вообще, он мне приятель, этот Аквариус, и по сей день. Он все так же юн, и, бывает, раз в полгода навещает меня, и мы сидим и треплемся с ним под кружку пива, как раньше, в былые времена. Нет ничего лучше таких вот маленьких традиций...»
(Свидетельство купца Теодора - в качестве комментария к «легенде об Аквариусе»)


Песнь Кина

У ТЕБЯ ЕСТЬ ДОМ

Здравствуй. Привет. Я так рад тебя видеть. Как дела. Нормально. Что скажешь. Я скучал. По мне? Да. По тебе.

В ГОРОДЕ МОЕЙ ВЕСНЫ

Ты на меня сердишься. Нет. Прости. Ничего. Пойдем куда-нибудь. Не знаю.

У ТЕБЯ ЕСТЬ ДОМ

Ты занята. Да. Позже. Да, попозже.

А В ОКНЕ ГОРИТ СВЕТ

Идем? Идем. Хорошо. В кино. В оперу. В кафе. Просто так. По улице.

В СТО СВЕЧЕЙ

Мне приснился сон. Мы были вместе. Мы были в театре, играли какой-то спектакль.

У ТЕБЯ ЕСТЬ НОЧЬ

Мы стояли рядом и держали в руках одну свечу, держали ее вместе.

У МЕНЯ ТОЛЬКО СТРАННЫЕ СНЫ

И вокруг был мрак, совершенный мрак, и лишь свеча давала свет.

У МЕНЯ ТОЛЬКО ДОЖДЬ

И мы должны были удержать свет, не дать потухнуть пламени свечи, иначе мир погрузился бы в мрак.

ЧТО ЛЬЕТ С НЕБЕС ПУСТОЙ И НИЧЕЙ

Но пламя колыхалось и, казалось, свеча вот-вот потухнет.

СТРАННАЯ СКАЗКА

Мы играли свадьбу - по сценарию это была свадьба. Ты была моей невестой, а я - твоим будущим мужем.

ОСЕННИЙ ПОЦЕЛУЙ

И я так хотел. Чтобы это было с нами по0настоящему, а не на сцене театра. И я сказал тебе об этом.

СТРАННАЯ СКАЗКА

Потому что я всем сердцем хотел этого, любимая.

ЛИСТОПАДНЫЙ ЗВОН

И что-то случилось с нашей свечой.

СТРАННАЯ СКАЗКА

Как будто упал слой лишнего воска со свечи, она стала тоненькой и загорелась ярким ровным светом. И вокруг стало светло.

ПРОЩАЙ И НЕ РЕВНУЙ

Кажется, мы победили. Мрак отступил. И я увидел ряды зрителей, которые молча смотрели на нас.

СТРАННАЯ СКАЗКА

Это был прекрасный спектакль.

ГДЕ Я В ТЕБЯ ВЛЮБЛЕН

И тут я проснулся.

УХОДЯЩЕМУ В ПУТЬ

Странный сон. Странный сон тебе приснился. Да. Странный.

НЕ НУЖНО СЛОВ ПРОСТИ-ПРОЩАЙ

И знаешь. Я не сказал тебе одну вещь.

УХОДЯЩЕМУ В ПУТЬ

Когда свеча загорелась ярким ровным светом.

ЛИШЬ ТВЕРДЫЙ ШАГ ДА КРЕПОСТЬ РУКИ

Я обнаружил, что стою на сцене один.

УХОДЯЩЕМУ В ПУТЬ

И нет никого вокруг, - только я и зрительный зал.

В ЭТОТ ГОРОД ЗВЕЗД, В ЭТОТ МЕСЯЦ МАЙ

И тебя нет со мной рядом.

ПОДАРИ ЛИШЬ СВОЙ СВЕТ

И когда я проснулся, мне было грустно. И тоскливо.

В СТО СВЕЧЕЙ

Это же только сон. Да. Я знаю.

СТРАННАЯ СКАЗКА

Но я так боюсь потерять тебя. Я не могу позволить себе потерять тебя.

ОСЕННИЙ ПОЦЕЛУЙ

Ты нужна мне.

СТРАННАЯ СКАЗКА

Я люблю тебя. Я все время хочу быть рядом с тобой.

ЛИСТОПАДНЫЙ ЗВОН

Правда? Да.

СТРАННАЯ СКАЗКА

Будь моей женой.

СТРАННАЯ СКАЗКА

Что?

СТРАННАЯ СКАЗКА

Ты будешь моей женой?

ГДЕ Я В ТЕБЯ ВЛЮБЛЕН

Да…

Гудвин

За дверью кто-то стоял, и Кин и Дебри явственно это ощутили и разом обернулись. Кин распахнул дверь и повел бровями от удивления: это был Слон.
Слон посмотрел на них и сказал:
Я пришел за вами. Нас ждет волшебник Гудвин.
Гудвин? - переспросили разом Кин и Дебри.
Это тот на вид знакомый старик, который подарил нам хрустальный шарик, - сказал Кин, - мне сказал Гринхайм, что он Волшебник.
Прямо сейчас? - спросила Дебри.
Да. - ответил Слон. Точнее говоря, слово “да” раздалось у них в мозгу, поскольку Слон не шевелил ни губами, ни хоботом, и говорить, сотрясая воздух, вероятнее всего, не мог.
Слон пошел в сторону поля, в котором росли травы уже выше дома высотой; клевер зеленел и они шли вслед за Слоном, который раздвигал стебли; наконец, они вышли на полянку, на которой сидел знакомый им старик.
Здравствуй, Кин, здравствуйте, Дебора, - сказал Гудвин и встал с сухого стебля, лежащего в тени. - Пора мне рассказать Вам об одной вещи. - И достав из кармана горстку пыли, подбросил ее, пылинки тут же завертелись и превратились в объемную голограмму.
Это ваше солнце, - указал Гудвин на светящийся шар, - а вокруг него три планеты вашей системы. Третья планета - та, на которой мы стоим. А теперь пойдем со мной.
Гудвин пошел в чащу. Слон, и Кин, и Дебри последовали за ним.
Спустя некоторое время они увидели лаз. Гудвин открыл дверь и они вошли внутрь. По длинному ходу, освещенному люминесцентным свечением стен и потолка они пришли в огромную пещеру, посреди которой стоял золотой саркофаг.
Что это? - спросил Кин.
Это моя лаборатория, - ответил Гудвин. - Когда-то очень давно, когда купцы занимались обычной торговлей, наша раса создала систему Переходов - Сеть. Здесь лежит ключ от Сети. Благодаря особой топологии Сети все коммуникации замкнуты на этот саркофаг. - Гудвин указал на него. - От сохранности его зависит стабильность Переходов.
Гринхайм сказал мне, что когда-то вы основали Миссию Купцов? - спросил Кин.
Гринхайм преувеличивает мои заслуги, - улыбнулся Гудвин. - Я всего лишь координатор Миссии и хранитель сего сейфа. Итак, господа, в чем наша задача? - Должен сообщить неоднозначную новость, - продолжил Гудвин. - Эта планетная система, которую мы считали стабильной, скоро исчезнет с лика Вселенной. Это солнце через месяц взорвется и станет Сверхновой Звездой.
Гудвин снова обрисовал голограмму из пыли. Маленький шар, изображающий солнце, стал расти в размерах и поглотил три шарика поменьше один за другим.
Дело усугубляется тем, что, по данным Миссии, эта планета будет оцеплена силами Вторжения. К сожалению, Миссия не укладывается в сроки, и мы не успеваем перенести ключ сети в более надежное место. Через Переход пронести мы его не можем.
Что же делать? - спросил Кин.
Хороший вопрос, - нахмурился Гудвин. - Сделать следует следующее.
Вы, - Гудвин указал на Слона, Слон кивнул, и поднял конец хобота в знак внимания, - и вы, Аквариус Кин, и вы, Дебора, - Вас выбрала Миссия и Содружество Слонов для того, чтобы вы помогли всем нам.
Гудвин замолчал.
Что мы должны сделать?
Вы можете отказаться. Это сопряжено с риском для ваших жизней.
В чем заключается риск?
Вы можете погибнуть раньше, чем мы успеем построить второй ключ Сети. Точнее говоря, потроить туннель Перехода для этого саркофага. Скорее всего, потребуется специальный транспорт. Звездный Дилижанс. Возможно, вы слышали о нем?
Гринхайм рассказывал мне об этом, - ответил Кин.
Ваша задача - удержать энергетический кокон вокруг саркофага до прихода Дилижанса. Что бы ни случилось, вы должны удержать поле над саркофагом. Но это очень опасно. Во-первых, Вторжение уже рядом. Во-вторых, это сопряжено с Миражами.
Что это такое? - спросил Кин, - миражи?
Здесь собраны все концы Сети, - пояснил Гудвин, - и в момент блокады возможен некотролируемый сброс информации. Вы можете видеть и ощущать несуществующее.
Итак, согласны ли вы исполнить эту миссию? - спосил Гудвин.
Да, - ответил Кин.
Да, - сказала Дебри.
“Да”, - услышали они в мозгу. Слон приподнял хобот выше.
Дежурство вокруг саркофага начиная с сего момента, - продолжил Гудвин, - моя задача - обеспечить энергетическую поддержку кокона извне, Ваша - удержать кокон в момент выброса потока миражей. Вторженцы не должны захватить ключ Сети. Иначе всем мирам Сети несдобровать.
А где Гринхайм? - спросила вдруг Дебри.
У него особая миссия, - ответил Гудвин. - Он всегда с нами. Все наши миры, вся Миссия ждут наших действий,и его в особенности…



Радуга.

ЗА КОРДОНОМ ДНЕЙ МОРОЗНЫХ

Привет. Как дела. Ты меня узнал. Да, это я. Рукопись твою я отдала. Я забила стрелку тут одному издателю, солидный такой дядька. И при деньгах. Пригласил меня ресторан сегодня вечером.

ВИХРИ СНЕЖНЫЕ КРУЖАТСЯ

Ты ревнуешь? О, это только в интересах дела. Ты же сам меня просил. Все идет по плану.
К черту план? Но уже поздно. Машина завертелась. Ты станешь крутым. Как этот дядька. Или круче.

БЕЛЫМ СВАДЕБНЫМ ПОКРОВОМ

Откуда звоню? Из автомата. Дождь идет кругом.
Зонтик забыла. Апчхи. Спасибо. У тебя дома есть кофе? Жди. Приеду. Согреешь?
Пока.

НА ПОСТЕЛЬ ЗИМЫ ЛОЖАТСЯ

Дзиинь. Привет (чмок). Возьми плащ. Я такая вся мокрая (чмок). Мне нужно в ванную.
Ты сделаешь мне кофе? Уже сделал? Дай мне халат.

МЧИТСЯ ВРЕМЯ, МЧАТСЯ КОНИ

Что ты делаешь. Зайди, потри мне спинку. Вот так. Хорошо. Соскучился? Я вижу, соскучился. Подожди. Не сейчас.

САНИ КРАСОЧНОЙ КОЛОННОЙ

А вот и кофе. Ты сам все это приготовил? Вкусно. Ужасно хочу есть.

В НОЧЬ ВЕДУТ МОЛОДОЖЕНОВ

…Как хорошо. Тепло. Ты такой теплый. Укрой меня здесь (чмок).
В ресторан? Ах, совсем забыла. Дай сотовый.
Алло. Здравствуйте. Да, это я. К сожалению, я не смогу придти. Я простудилась. Апчхи. Спасибо. Назавтра? Да, конечно. Автор? Я могу с ним связаться…

СНОВ РАСКРЫТЫЕ ЛАДОНИ

Он сказал, что рукопись ему понравилась. Что хочет встретиться с автором. С тобой то есть.

У ОГНЯ ВДВОЕМ СОГРЕТЬСЯ

Дождь все льет за окном. Как из ведра.
Давай немного поспим…

ДО УТРА ВДВОЕМ ОСТАТЬСЯ

Утро. Просыпайся, уже утро.
Посмотри, какая радуга за окном. Красота.

НОЧЬ ПРОЖИТЬ ДЫХАНЬЕМ РОВНЫМ

Мне пора (чмок).

СНАМ ПЛЕНИТЕЛЬНЫМ ОТДАТЬСЯ

Я тебе позвоню.

СНАМ ПЛЕНИТЕЛЬНЫМ ОТДАТЬСЯ

Я тебе позвоню. Вечером.

СНАМ

Ты чего такой грустный? А?
Посмотри, какая Радуга за окном.
Она все еще здесь.

СНАМ

Наверное, она для тебя.
Ну… Пока.


Апокалипсис. Кин.

«Звезда расширяется. Скоро держать нам бой. Осада близка, корабли Вторжения на подлете.
Если Волшебники не успеют построить туннель Перехода, нам придется остаться здесь. Ключ Сети не должен попасть в руки десанта Вторжения.
Мы ждем.
Мы уже не выходим на поверхность, - там стало невыносимо жарко. Клевер сгорел, река высохла. От лодки остался обуглившийся остов.
Я, Аквариус Кин, младший купец Всемирной Звездной Гильдии, пишу эти строки. Со мной Дебора Хансингтон, моя супруга, и Слон - Белый Слон, наш друг. Мы зовем его Белый, - так мы его нарекли.
Мы держим энергетический кокон над саркофагом, согласно инструкциям Волшебника Гудвина.
Мы рады, мы горды тому, что нас избрала Миссия купцов и Совет слонов для этой цели.
Я рад тому, что избрал путь Купца, на что подвигли меня Яркие Картинки, виденные мной в детстве.
И я должен сказать, что всем сердцем люблю мою дорогую Дебри, и я благодарен Провидению, которое свело нас, я благодарен моему учителю Купцу Гринхайму, наставничество которого неоценимо.
Я желаю счастья всем живым существа миров Сети и миров вне Сети.
Я, Кин, моя супруга Дебри, и Белый Слон, оставляем эту запись в память о нашей Миссии, о наших мирах, в назидание потомкам и в утешение себе.
Да будет благо!»

Апокалипсис. Дебри.

«Кин. Я видела сон. Про нас. Мы с тобой ехали в какой-то пустыне. Ты и я. В одном купе. У нас были красные цветы - те, которые росли в нашем саду, ты был одет в кожаные доспехи и у тебя был меч.
И поезд остановился, мы вышли на перрон, и никого не было вокруг, - ни души, ты и я. Цветы завяли и рассыпались лепестками на черном асфальте перрона. Ты смотрел на меня и не видел меня, ты прошел сквозь меня. Поезд исчез, и все вокруг взорвалось невыносимым жаром…
И я увидела отражение в зрачках твоих глаз. Это были горы, высокие белые горы.
Ты шел в пустыне один, держа меч, и меня не было рядом с тобой. Я просто смотрела на тебя, наблюдая, незримо присутствуя при каждом твоем шаге.
Ты падал, вставал и шел снова, и ты все время звал меня.
Но ты не видел и не слышал меня, и мне было стыдно за то, что я не могу помочь тебе.
Там, в горах, ты нашел его.
В одной из пещер.
Тот самый золотого свечения объект, который мы видели однажды на лужайке у нашего дома.
Звездный Дилижанс.
Ты сел в него и улетел.
И тогда я проснулась…»

Апокалипсис. Слон.

«Вы, люди, странная и непонятная раса. Я Слон, ваш слуга и спутник, не устаю удивляться и восхищаться вами.
В вас столько силы, о существовании которой вы не подозреваете.
Мы, слоны, умеем проходить сквозь преграды, мы умеем летать, мы слышим ваши мысли и можем внушать вам свои, но все наши способности ничто по сравнению с одной, присущей только вам.
Это сила, которую вы называете словом «любовь».
Она стара, как мир, она старше самого старого осколка звездной пыли, она старше Черных Дыр, старше самого Космоса.
И эта сила есть в каждом из вас.
И мы, слоны, знаем эту силу, и управляем ею бережно и осторожно.
Вы же, люди, способны метать громы и молнии, и иногда просто неуправляемы в своих страстях.
Но без вас не было бы нас, слонов.
Благодаря вам мы существуем и материализуемся из сетевых туннелей. Ваша энергия настолько сильна, что может остановить взрыв Сверхновой, - вам достаточно просто захотеть этого.
О Кин, о, Дебри, мои возлюбленные существа, я искренне уверен в нашей способности выстоять.
И я сделаю все, что в моих силах, чтобы противостоять Локам. Да будут наши силы утроены.
Да будет нерушимо мироздание!»


Апокалипсис. Тэд.

Я, Тэд, командир флагманского корабля Экспансии. Мы подлетаем к периферийной звездной системе, состоящей из звезды - желтого карлика, и трех планет.
По донесениям разведки, на третьей планете запрятан энергетический кокон, благодаря которому Купцы контролируют Сеть Переходов, вследствие чего имеют стратегическое преимущество.
Наша задача - успеть захватить кокон до взрыва Сверхновой, в которую превратится звезда этой системы.
Наше время измеряется не днями, счет идет на часы.
При взрыве Время сжимается в коллапсе, и мы можем потерять все, чего достигли.
Эти жалкие цивилизации должны исчезнуть или покориться Экспансии.
Третьего не дано.
Я, Тэд, командир эскадры Миров Техноса, клянусь всеми силами способствовать выполнению нашей благородной задачи.
Все или ничего!»

Легенда о Звездном Дилижансе

Где-то в далеких глубинах Космоса родилась эта легенда. Будто бы светлые души живых существ попадают в один из ясных миров на Звездном Дилижансе. Звездный Дилижанс приезжает откуда-то с Неба, в виде золотой кареты. Одни говорят, что в него запряжены необыкновенные гнедые или золотые лошади, другие говорят, что никаких лошадей нет, нет даже оглоблей, есть карета, и все. И вот этот самый Звездный Дилижанс увозит светлое праведное существо точно к цели и точно вовремя. Перевозка осуществляется мгновенно или почти мгновенно, вне зависимости от расстояния и местонахождения в Пространстве. Говорят, секрет Звездного Дилижанса знали купцы, другие говорят, что только Волшебники могут им управлять. Если кто-то хотя бы на миг случайно его заметил, это считается в высшей степени благоприятной приметой, это очень добрый знак. Он предзнаменует счастье.
Надо заметить, он увозит живых существ в их не совсем настоящем виде. Перед тем они в силу особенного стечения обстоятельств обретают некое энергетическое тело или энергетический кокон. Возможно, отчасти по этой причине в ряде звездных систем бытует убеждение. Что Звездный Дилижанс является сразу после смерти, и даже имеется на этот счет поговорка: «Его (ее, их) увез Звездный Дилижанс».
На счет последнего утверждения каких-либо комментариев нет. Однозначно можно лишь утверждать, что в Легенде о Звездной Дилижансе нашли свое отражение реально имевшие место быть факты. Имеют

 
 

 
Родственные ссылки




Реклама:

Copyright © AdverMAN.com, 2000-2011  All rights reserved
 
   Продвижение: MASTER     Сайтостроение: A.V.M. Studio


AdverMAN directory. Каталог сайтов Украина сегодня. Новости        
SEO-каталог AdverMAN Дизайн. Web-дизайн AdverMAN network