Поэзия, проза Живопись, графика, дизайн Музыка Кино, анимация, фото и видео
   Поэзия и проза, музыка, кино и анимация, живопись и графика, дизайн, фото - все это на Творческом сервере!
Для творческих людей,
этих Странников
и пришельцев на земле...
Статьи | Критика | Акции | Промоушн | VIP | Каталог | Форумы | Галерея
О нас
Авторам | Авторское право | Философия
Персональные творческие страницы
Каталог сайтов, коллективов, фирм
  Поиск:   
   Разделы сервера
  Главная
  Web-журнал
  отправить
  архив публикаций
  разделы
  Избранное
  Галерея
  Форумы
  Наш каталог
  добавить
  Словарь
  Опросы
  Пользователи
  Баннеропоказы
  Контакты
  Партнеры
  Наши друзья

   Реклама

   Реклама
Новости Украины. Украина сегодня

Женский портал. Женские истории Английский язык Оксфорд

Транспортные новости
Портал AdverMAN
Главные новости культура
Источник: Расписания транспорта
Новости Евро-2012
Расписания автобусов. Новости
Расписания самолетов. Новости
Расписания поездов. Новости
Автобус в Европу
купить билет на автобус в Европу
купить билет на самолет

   Кто сейчас на сайте
» 1: Гости
» 0: Пользователи

Вы гость здесь.
+ регистрация

   Избранное

Показать / Спрятать
 
Показать / Спрятать
Отправлено Matin Включено 10.8.07 23:37 ( 7709 прочитано )

РАССКАЗ ПОДРУГИ

Эксцентричная женщина лет тридцати сидела под старым как мир каштановым деревом на удобной, но такой же ветхой скамейке. Ее взгляд был устремлен на упавший неподалеку блестящий каштан, а тонкие и длинные пальцы, характерные людям незаурядным и творческим, придерживали от теплого весеннего ветерка ворох страниц нового рассказа своей подруги. Тоном человека знающего жизнь, но ловившего каждый следующий миг, Анюта высказывала свое мнение о прочитанном, как всегда убежденная в своей правоте и больших возможностях Маши.

- Я не вижу выразительности, не чувствую энергии твоего героя, - рассуждала Анюта, - пусть даже одинокого. А ты пишешь о нем так, будто это не человек, а призрак. И вообще, Машунь, ты меня удивляешь - всегда писала замечательные романы и тут вдруг рассказ... Потом, к чему такие отклонения в философию? Жизнь сама по себе сложна и людям нужны эмоции, а не твои размышления вроде: “зачем жить, все равно когда-нибудь умрем”, - при этом Анюта слегла улыбнулась и нежно взглянула на подругу. Мария, сидевшая спокойно рядом с закрытыми глазами, водила пальцем по воздуху в такт каким-то отдаленным звукам. В эти минуты ее симпатичная головка была занята очень странными мыслями и, казалось, она даже не слушала свою любимую подругу.

Два дня спустя Марии не стало... За день до этого, как обычно по субботам, она с подругами собиралась ехать в театр, но днем позвонил ее дальний родственник – троюродный брат. Время от времени они общались и всегда понимали друг друга. Поговорив с братом, Мария созвонилась с Анютой, сказала, что готовится к завтрашнему приезду брата и попросила еще раз внимательно прочесть ее рассказ, хотя прекрасно знала, как любила говорить Анюта, что не в ее правилах перечитывать что-либо дважды, будь-то даже ее любимый Гете!

Смерть страшна сама по себе, а смерть молодой, здоровой, интересной девушки тем более. На похоронах все удивлялись: “Каких-то три недели назад мы праздновали в лесу ее тридцатилетие и тут на тебе – разрыв сердца... Странно, ты не находишь?” или “... а разве она болела?” и тому подобное. Взгляд каждого с нежностью и горечью время от времени задерживался на фотографии Марии. Красивые, умные и спокойные глаза улыбались этому миру на прощание. Это было последнее фото девушки.

Вечером Анюта приняла успокаивающую ванну, налила себе немного любимого джина и вооружившись пледом, на случай прохладной ночи, устроилась поудобней на диване. На коленях, как и совсем недавно в парке, лежал рассказ Марии, только пальцы теперь тревожно постукивали по обложке, на которой было написано: “Мария Весникова. Чувство”.

- Ну что же, надо так надо. Зачем то же ты попросила меня перечитать его. Странно все это. Итак, что тут у нас... – Вздохнула Анюта и до трех часов утра она дважды перечитала рассказ: во второй раз он был исписан разными закарлючками и подчеркиваниями.
Со словами “не может быть”, Анюта уснула.

Утром, как обычно, девушка тщательно уложила непослушные въющиеся волосы, надела любимые голубые джинсы так красиво подчеркивающие ее фигуру, голубую футболку под цвет глаз, и отправилась в библиотеку. Надо сказать, что род занятий Анюты довольно интересный: она художница и собирала материалы для картин из нашумевших историй, потом отображала на полотне сцены, где решающими и выразительными были самые глубокие чувства героев этих историй. Но сегодня ее волновало нечто иное. В рассказе подруги был, как показалось Анюте, ключ к разгадке ее смерти.

По дороге Анюту будто преследовала фраза из рассказа: «Человеком всегда руководит его самое сильное чувство. Им руководил страх».

В рассказе шла речь о молодом многообещающем филологе, которому в наследство достался дом от дальней родственницы - одинокой тетки. Не долго думая, филолог селится в этом комфортабельном с прекрасной библиотекой доме. День и ночь он в упоении трудится над оригинальным языком «Энеиды», изучает латынь и греческий. Одним словом, чувствует себя человеком, нашедшим самое главное в жизни – себя. Но постепенно он начинает понимать, что воздух, которым дышит и жизнь, которую проживает – это пыль времен, это смерть. Глядя на себя в зеркало, ему казалось, что отражению не менее семидесяти лет, хотя это было только внутреннее чувство. Но главное, иногда к нему подкрадывался страх и, словно инородное тело, устраивал бои с душевными силами. В такие моменты молодой человек садился перед огромным окном, обнимал колени руками и, закрыв глаза, рассуждал: «Природа жестока и банальна. У нее достаточно времени и пространства, чтобы создать нечто лучшее, но она довольствуется и этим миром. Я живу миг в сравнении с вечностью и ничего не выиграл бы, если б жил вечно. Так зачем же я живу?».
Страх перед неопределенностью, перед не придуманной веской причиной своего существования, хотя все люди сами или кто-то за них определяют смысл их бытия, привел человека к смерти. Однажды он так и умер, обняв колени у огромного окна. Глубокая вертикальная морщина давно врезалась в его высокий красивый лоб.

Итак, в библиотеке Анюта пальцем левой руки указывала на строчки рассказа умершей подруги, а правой листала словарь забытого Богом латинского языка.

- Господи, ну к чему же так все было усложнять! Я хожу по земле, я пишу картины, я плачу и радуюсь. Я знаю, что умру, я боюсь смерти, я – нормальна. А-ах, Машенька, что тебя здесь так не устраивало? – Бормотала Анюта и слезы падали на выписанную только что переведенную фразу рассказа.

Дело в том, что обе подружки когда-то учились вместе на философском и поэтому кое-что Анюта, конечно, помнила, хотя не считала, что когда-нибудь ей подобные знания понадобятся. Впрочем, понимала, что на мир нужно смотреть с учетом ошибок прошлого.

Когда сегодня ночью она перечитывала рассказ, то заметила некоторую схожесть, правда, очень отдаленную с жизнью Марии: наследство от родителей – дом за городом, где она жила до смерти одна и говорила, что ей приятно одиночество. Но главное, что Анюта, к сожалению слишком поздно поняла, заключалось в последних фразах рассказа.

Придя домой, девушка упала на колени перед маленькой иконкой, которую когда-то Маша подарила в День Ангела Анастасии и долго плакала. Немного успокоившись, она дослата последнюю страницу рассказа, где внизу, в самом конце были написаны слова, обращенные к ней, Анюте!
Этим вечером она долго смотрела как за окном лучи заката играли с молодыми и сильными листьями каштана, как люди проходили мимо, занятые своими мыслями или весело болтали друг с другом. Там за стеклом этого окна была жизнь, которую так любила и знала Анюта. Здесь, в уютном собственном доме, она впервые подумала о другой стороне жизни, которая тихо существует внутри нее и ничего не имеет общего с этой. И никто не знает, даже сама Анюта не поняла, почему в этот момент в душе ощутила холодок, как дуновение свежего ветерка.

- Если бы я была внимательней к тебе. Мы дружили, казалось, всю жизнь и уже по еле уловимой интонации знали настроение, мысли друг друга. Мы делились всем. Неужели и правда у каждого из нас есть что-то, о чем нельзя сказать, а только догадаться, если очень любить... Прости, Машенька, тебе было так тяжело, а я не поняла...


Эпилог

В конце рассказа Мария написала Анюте пару слов на латыни, как бывало в студенческие годы. Когда нужно было доверить секрет. Вот эти слова: “Dolor amini gravior est, quam corporis dolor. Vale et me ama!”

В день смерти Марии приехал ее брат из-за границы. Он, человек солидный, известный австрийский психолог, не мог отказать сестре: Маша в детстве была очень восприимчива и впечатлительна. Ему хватило 15 минут разговора по телефону, чтобы понять – у Марии глубокая затяжная депрессия. Прилетев сюда, он увидел красивую, спокойную девушку, приветливо улыбавшуюся. Они говорили о многом, да нет, обо всем. Ночью он улетел назад в Австрию, дав сестричке нужные рекомендации на неделю, пока не вернется. Маше они не понадобились. Проводив брата и сев в кресло перед огромным окном она закрыла глаза и выходнула эту жизнь. Страх высосал душевные силы уже давно.

Марина Козориз, Киев


---



ЯРМАРКА МЕЧТЫ

В одном городе, необыкновенно красивом от свежего воздуха и вечно зеленых листьев, наполненном разными мечтами, жил одинокий человек. Люди его называли «мудрецом» за странную склонность говорить всегда только то, что думает. Многие не понимали этого чудака и слагали о нем дивные легенды, например той, что когда мудрец шел по городу и видел встречного прохожего, то обязательно останавливал его и спрашивал, знает ли тот, что в мире он не одинок. Человек, отвечающий насмешкой, обязательно умирал от тоски и страха, но тот, кто от чистого сердца соглашался, оказывался счастливым до конца дней своих, а дети его вырастали красивыми, добрыми и умными людьми.

Однажды в этом городе была ярмарка, на которой торговали мечтами. Люди ждали этого дня месяцами, не понимая собственной глупости от любви к иллюзиям и подаренным, но обреченным надеждам. Они радовались и веселились. Взрослые пели песни, детишки наслаждались вкусными леденцами, и только один мудрец ходил между ними, едва передвигая ноги, что-то бурчал себе под нос и изредка, - когда взгляд падал на ребенка, - улыбался.

- Ой-ой, - сказал он, качая головой, красивому цыгану с черной, как смоль, шевелюрой, которой играл непокорный свободный ветер, - сколько людей пришло на ярмарку. Все хотят купить мечту, да подороже, покрасивее! А что толку-то… Ведь придут они домой, сядут за столом всей семьей, похвастаются друг перед другом покупками, да и забудут. Потому что утром мечты ведь превратятся в рутину или рассеются и все.

- Э-гей! – Грустно усмехнулся в ответ цыган, забивая дешевый табак в трубку. – Это правда. Вот я в прошлый раз купил себе за пять злотых мечту о черном вороном жеребце, чья грива будет гореть на ветру, и так мне хорошо от этого стало… Всю ночь счастье сердце грело, хоть от дождя промок до нитки. А утром проснулся - весной пахнет, солнышко ласковое, думаю: вот бы прокатиться на коне, да чтоб дух захватывало! Э-эх, гляжу, а у меня кляча старая на тот свет просится и махорка промокла. Вот и мечта тебе…

- А ты бы другую мечту купил себе: дом хороший, теплый, хозяюшка в нем справная накормит, приголубит, а, Цыган? – Прищурив правый глаз, ухмылялся старец.

- Да нет. Дом мой – поля пахучие, тепло на душе от песни сердечной. Что еще нужно? Я счастье свое и без мечты имею.

Мудрец ничего не ответил цыгану. Так они молча простояли еще какое-то время, глядя на суету этого города и каждый думал о своем.

И только после заката солнца, когда старец пришел с ярмарки домой, достал из кармана старого плаща маленькую книжку, открыл ее и аромат увядшего полевого цветка заставил вспомнить о далеком прошлом, когда мир казался вечным, а люди делились на плохих и хороших. Когда и он также бежал на ярмарку купить себе мечту о чем-нибудь, казалось тогда важном, но малом и тленном по сути своей. В эту минуту ему стало очень горько, сладкой была лишь легкая слеза, скатившаяся с морщинистой щеки старого человека. Он сидел в ветхом кресле, напоминающем о своей же старости своим скрипом при малейшем движении.

Одиночество внутри – главная примета старости. Оно обволакивает тебя нежным, теплым пледом, сделанным из воспоминаний и ничего больше нет.

Старик посмотрел на тлеющие угли в камине и подумал: «Я не могу купить самого главного - жизни».

Марина Козориз, Киев

 
 

 
Родственные ссылки

· Другие работы раздела
» Короткие рассказы

· Опубликовано:
» Matin


Самое читаемое из раздела Короткие рассказы:
· Весна...

Последнее из раздела Короткие рассказы:
· Лекция или великоМучёба студентов вкратце

Перевести произведение в страницу для печати  Послать это произведение другу





Реклама:

Copyright © AdverMAN.com, 2000-2011  All rights reserved
 
   Продвижение: MASTER     Сайтостроение: A.V.M. Studio


AdverMAN directory. Каталог сайтов Украина сегодня. Новости        
SEO-каталог AdverMAN Дизайн. Web-дизайн AdverMAN network