Поэзия, проза Живопись, графика, дизайн Музыка Кино, анимация, фото и видео
   Поэзия и проза, музыка, кино и анимация, живопись и графика, дизайн, фото - все это на Творческом сервере!
Для творческих людей,
этих Странников
и пришельцев на земле...
Статьи | Критика | Акции | Промоушн | VIP | Каталог | Форумы | Галерея
О нас
Авторам | Авторское право | Философия
Персональные творческие страницы
Каталог сайтов, коллективов, фирм
  Поиск:   
   Разделы сервера
  Главная
  Web-журнал
  отправить
  архив публикаций
  разделы
  Избранное
  Галерея
  Форумы
  Наш каталог
  добавить
  Словарь
  Опросы
  Пользователи
  Баннеропоказы
  Контакты
  Партнеры
  Наши друзья

   Реклама

   Реклама
Новости Украины. Украина сегодня

Женский портал. Женские истории Английский язык Оксфорд

Транспортные новости
Портал AdverMAN
Главные новости культура
Источник: Расписания транспорта
Новости Евро-2012
Расписания автобусов. Новости
Расписания самолетов. Новости
Расписания поездов. Новости
Автобус в Европу
купить билет на автобус в Европу
купить билет на самолет

   Кто сейчас на сайте
» 1: Гости
» 0: Пользователи

Вы гость здесь.
+ регистрация

   Избранное

Показать / Спрятать
 
Показать / Спрятать
Отправлено MANGA Включено 9.4.06 16:39 ( 3383 прочитано )

Андрей Кончаловский: «Как говорить о гражданском обществе, когда нет граждан?». Украина сегодняВалентина Серикова

Кончаловский, вероятно, классик не только отечественного, а и мирового кино. Андрей Сергеевич (он не любит, когда его называют «Андроном») уехал в Америку в 1980 году, и его уверенный успех там пока остался уникальным. Видно, Кончаловский не просто везунчик, а фаворит Фортуны. Ему писал сценарии Акира Куросава, продюсером был Френсис Коппола, и за счастье почитали сниматься такие мировые звезды как Настасья Кински, Сильвестр Сталлоне, Изабелла Росселлини, Вупи Голдберг, Джералдин Чаплин, Эрик Робертс и Курт Рассел.

Он осуществлял многомиллионные проекты, блистал в прожекторах Канн и Венеции. Заслуженно: его картины «Первый учитель», «История Аси Клячиной», «Дворянское гнездо», «Романс о влюбленных», «Сибириада», «Курочка ряба», снятые за границей «Любовники Марии», «Поезд-беглец», «Гомер и Эдди», «Одиссея» стали своего рода сертификатом, подтверждающим звание классика.

— Андрей Сергеевич, каким в вашем понимании сегодня должен быть герой в подлинном смысле этого слова?

— Думаю, не тот, кто ничего не боится, а человек, который боится, но может подавить в себе чувство страха. Потому что не боится ничего только сумасшедший. Героизм — это как раз способность подавить в себе страх, так же как доброта — способность подавить в себе жадность. Слава Богу, всегда есть люди, которые никогда ничего не жалели, но они — не норма. А чувство собственности и жадность — нормальные явления. Просто, если мы стараемся быть кому-то полезными, кроме своих детей, мы должны иметь способность бороться со своими недостатками и энергию, чтобы делать добро.

— А есть ли какое-то качество кино, которое вам представляется преимущественным?

— Мне хочется, чтобы все было как можно проще. Все великие фильмы сделаны о самых простых вещах. Например, девочка, которая работает в цирке с хищными животными, или проститутка, которая влюбилась в вора… Чем меньше — тем больше, чем проще — тем сложнее. Это закон кино. Притча велика тем, что создает миф. А мифов не так много на свете, человек живет так же, как и тысячу лет назад: рождается, страдает, любит своих родителей, потом хочет от них освободиться, уходит на войну, а мама и жена ждут… Любовь, смерть — все это вечные понятия.

— Судя по вашим культурологическим и документальным телепроектам, вы умеете приспосабливаться к обстоятельствам.

— Я считаю себя мыслящим человеком, а это сорт людей, который приспосабливает к себе природу и приспосабливается к ней сам. То есть меняет то, что может изменить, и не старается поменять то, что не в силах. Потом, документальное кино, мне кажется, сейчас становится важнее художественного. Последнее стало сугубо развлекательным, и знания черпаются из телепередач и документальных телефильмов, которые сообщают зрителю то, что раньше он узнавал из книг. Теперь можно не читать толстый том — достаточно просмотреть передачу, рассказывающую о каких-то умных вещах — будь то строение Вселенной, биография Вагнера или жизнь эвенков. Художественное кино только притворяется живым, но оно уже утратило роль властителя дум, аналогичную той, которую играла в ХIХ веке художественная литература. В начале ХХI века цивилизация переживает информационный шок, а это лишь мешает нашему знанию о мире. Мы захлебываемся в информационном поносе. Сегодня время футбола, а не кино — все деньги там. А кинотеатры перешли в частные руки, и государство от этого проката получает фиг.

— Цивилизация действительно сыграла с человеком злую шутку: когда жизнь держится на проводках, становишься дико зависимым и уязвимым…

— Естественно, когда человеку все преподносят на блюдечке — телевизор, комфортную обстановку, дешевую еду — он перестает воспринимать ценность вещей. Все разжевано и уже нет места энергии сопротивления. Неблагоприятные условия в этом смысле полезней, потому что заставляют напрячь все способности. Конечно, речь идет о разумных пределах. Потребление безмерного количества информации не увеличивает эрудицию. Сегодня в информативном поле раздается оглушительный вой. Поэтому, я думаю, привилегией богатых будет тишина и отсутствие компьютеров. Компьютеры они оставят наемным служащим.

— Вы высказали очень справедливую мысль: любите себя, тогда сможете любить других. А в чем у вас выражается любовь к себе?

— Во многих вещах. Недаром сказано: «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Человек, который не любит себя, и других терпеть не может. Нам несвойственно признаваться в том, что мы себя любим, считаем, что это грех. Но это неправда. Я считаю, что любовь к себе выражается в том, что ты должен заботиться о своем здоровье. Потому что если ты не будешь о нем заботиться, и у тебя не будет энергии, то ты никому не сможешь сделать добра. Не будет на это сил — ни духовных, ни физических, ни творческих. Поэтому забота о себе это, прежде всего, забота о других — мы же не живем в безвоздушном пространстве. В определенно смысле любовь к себе может выражаться в том, чтобы у тебя было высокое качество жизни. Когда я говорю высокое качество жизни, то имею в виду высокое качество мысли. Конструктивные, позитивные мысли — это тоже любовь к себе. Человек с хорошим настроением, который пытается помочь и поддержать других, всегда имеет больше энергии, чем тот, кто пытается окружающих обесточить. Нет ничего ценней, чем хорошее здоровье. К сожалению, мы это не ценим. Потому что, когда человек лежит под капельницами и с трубками, сразу кончаются все радости жизни. Просто все остальное уже не нужно: ни деньги, ни успех, ни слава, ничего на свете.

— Вот вы говорили, что в «в нескольких днях из жизни Обломова» Никита Михалков с некоторой иронией снимал с вас Штольца. У вас не было желания ответить брату аналогично?

— А он сам про себя вывел — в Обломове. У Никиты образ как бы романтика, но он тоже будь здоров «Штольц», больше чем я. Он и бизнесмен лучше, чем я — только притворяется, что он такой романтик. В нем это, конечно, есть, но и штольцевское тоже бывает. Никита Сергеевич больше артист, чем режиссер, а я больше чем режиссер, наверное, учитель или философ. И я более рациональный человек. Естественно, у нас с Никитой есть соперничество и внутренний напряженный диалог. Но мы не пытаемся друг друга перещеголять. Я очень люблю то, что он делает. Но мы очень разные люди по философии и по характеру.

— Что вас в общем «объеме» жизни волнует теперь больше всего?

— Меня сегодня интересует культурологическая разница между разными культурами и заблуждения личности на этот счет. Один американский журналист приехал в украинскую деревню, чтоб узнать, как там люди живут после того, как Украина получила независимость. И он пришел к выводу, что так называемая, демократия и свобода не делают ничего, что было бы позитивно для жизни людей. А вот в Китае в деревне все стало гораздо лучше, хотя там демократии и свободы нет. И он задается вопросом: свобода может подождать? Вопрос интересный. Почему демократические преобразования в Украине и в России не привели к желаемому результату, хотя мы все их так хотели: говорили, вот свободу сейчас дадут и все наладится. А ничего не получается, стали жить хуже. И это вопрос, на который не могут ответить — вернее, не хотят.

— Наверное, если бы на него так просто было ответить, то это кто-то бы уже сделал. Хотя может у вас как раз есть вариант?

— Ответить просто, для этого надо только знать историю. Вот люди живут и думают, почему у нас сейчас все не так, как мы хотим? А почему должно быть, как мы хотим? Что у нас делают для своей страны, кроме того, что размахивают кулаками в Думе или Раде? Все думают о правах, а надо думать об обязанностях. Мы очень часто возмущаемся тем, что происходит у нас в государстве. Например, говорят: «Вот если бы уничтожить коррупцию, то все было бы замечательно». Но как уничтожить коррупцию, разве это возможно? Говорят, взяток много, а мне кажется, у нас их вообще нет, или есть в очень небольшом количестве. Потому что это не «взятки», а компенсация за низкую зарплату. Министр пропускает через себя миллиардные сделки, получая 2000 долларов, а к нему приходят люди с этим миллиардом. Ну, грех не взять! Представление, что мы все воруем, неправильное. Мы просто до сих пор живем в государстве, где все скрывают свою истинную зарплату, стараются жить серым или черным налом. Тут так устроено.

— Вы с такими настроениями в политику идти не собираетесь?

— Зачем? Я и так в политике, просто не собираюсь занимать поста. Я свободный человек, не ангажированный. Но коль мы заговорили о правах человека, то надо помнить, что у нас еще есть обязанности гражданина и ничего не будет, если мы не будем их по отношению к государству выполнять: хорошо работать, не воровать, платить налоги, не халтурить. И тогда государство даст права, да мы их сами возьмем.

— Вы вроде все правильно говорите: не воровать, не халтурить... Но вся история наших стран, и практика жизни свидетельствуют о том, что эти простые вещи у нас сложно осуществить. Здесь эти пожелания остаются почти утопией.

— Не история свидетельствует, а культура. А практика жизни и есть выражение культуры. Не политика определяет культуру, а культура — политику. Культура — великая сила и глупец тот, кто ее недооценивает. У Украины и России во многом общая культура. Гораздо больше того, что нас объединяет, чем разъединяет. Можно сделать независимые границы, все это ерунда, виртуальные вещи. А речь идет о том, что в нашей общей культуре, которая складывалась на протяжении веков, нет понятия этики работы. Люди быстро зажигаются, но так же быстро убегают. И если убегают, то уже ничего не делают — их надо «бить по голове». Не будешь бить — работать не будут. Тогда как же можно говорить о гражданском обществе, когда нет граждан? Есть жители или народ. Потому что крестьяне в основном никогда не бывают гражданами. Древнейшая крестьянская культура никогда не строила государство, она всегда ему сопротивлялась, потому что государство всегда у крестьянина что-то отнимало. Большинство стран мира и по сей день сохранило крестьянское сознание, в том числе Украина и Россия. Мы говорим о горожанах первого поколения — но их нет пока, «горожан». Физически проживая в городе, они духовно остаются в деревне, у них крестьянское сознание. Нельзя говорить, что это плохо. Так не только в России и Украине. Возьмите арабские, мусульманские страны, Латинскую Америку.

— Так, наверное, половина мира живет?

— Да не половина, а процентов 80 населения планеты — крестьяне. Они зависят от своей земли, от погоды, и от тех, кто у них отнимает. Надо относится к этой ситуации без ложного стыда. Конечно, горько признать, что мы так живем в ХХI веке. Почему возникает этот вроде бы скучный вопрос? Мы никогда не задумываемся о природе вещей. А между тем существуют объективные исторические условия, и если не понять, что они не создали предпосылок в России и Украине для возникновения гражданского общества, для демократии, то нечего туда лезть и обманывать себя. Надо понимать свою культуру и строить государство, которое ей соответствует.

— Думаю, в любой культуре можно найти достоинства и недостатки.

— Так вот если б мы их нашли, мы б не морочили себе голову. К сожалению, должны морочить, потому что мы все вынуждены смотреть на Запад. А Запад ничего не понимает про нашу культуру, но им кажется, что они владеют истиной. Увы, не владеют, поэтому нам надо перестать смотреть на Запад. У меня в «Курочке-Рябе» как раз об этом говорится. О христианской культуре, которая не терпит высовывающихся, богатых, преуспевающих: здесь их сразу пытаются уничтожить, потому что существует великое православное понятие «община».

— Как в таком случае вы бы определили нашу культуру?

— Это необязательно Пушкин или Шевченко. Но еще и грязный туалет, который данная культура признает, терпит, считает нормой. Потому что норма — это то, что на данный исторический момент устраивает относительное большинство нации. Культуры не равноценны, сравнение их показывает, как они соотносятся с прогрессом и стремлением улучшить жизнь людей. Одни культуры более открыты к развитию, другие — противятся восприятию нового. Но я не думаю, что большая восприимчивость каких-то наций к прогрессу в сравнении с другими является свидетельством их превосходства. Пальма растет два года, а дуб двести лет, но пальма от этого не становится «лучше» дуба. Всем известно выражение «Победи себя — победишь мир». Победить себя можно лишь, сначала познав себя. Для личности это тяжкий труд. Может быть, задачей всей нашей жизни и является познание себя. Не менее, а, возможно, и более сложно познать себя целой нации. Но это тем более необходимо.


Украина сегодня

 
 

 
Родственные ссылки




Реклама:

Copyright © AdverMAN.com, 2000-2011  All rights reserved
 
   Продвижение: MASTER     Сайтостроение: A.V.M. Studio

AdverMAN directory. Каталог сайтов Украина сегодня. Новости        
SEO-каталог AdverMAN Дизайн. Web-дизайн AdverMAN network